Верхний пост

Никогда писать о себе не приходилось, поэтому попробую просто объяснить, чем я занимаюсь в ЖЖ. Как Вы знаете, еще лет 35 назад начались "разоблачения" в стиле "Жданов в блокаду жрал персики и пирожные", "СССР сам хотел напасть на Германию", Сталин (Жуков, Буденный, кто угодно) сказал "бабы еще нарожают", победили только благодаря морозу и ленд-лизу, "пили бы баварское" и т. д. Продолжается это и по сей день, причем касается не только прошлого, но и настоящего (кричат, например, что в РФ до сих пор "все архивы закрыты", но при этом на простой вопрос, в какой архив тебя не пускают, еще не разу не получил от крикуна внятного ответа). И вообще, мол, в "этой стране" все всегда и везде "плохо" и "неправильно".

Подобные вопли звучат много лет из каждого утюга, причем, кроме множества платных пропаганд..ов, их повторяют и одураченные ими ранее граждане. Пропаганд..ов же явное засилье, они хорошо организованы, причем возражения они трут, а их авторов банят. С другой стороны, участвуя в бесконечных интернет-спорах, невозможно помнить факты и пруфы по всем обсуждаемым темам. Нужно где-то их собирать и хранить.
Ну и стал я потихоньку, в свободное от работы и семьи время, анализировать и проверять всякий "компромат", причем всегда оказывалось (особенно по мере развития инета), что "разоблачения" ничего общего с реальностью не имеют, а состряпаны с использованием всяких фейков, голословных утверждений, выдачи слухов за доказанные факты, передергиваний, а то и прямой лжи. Об этом я и пишу.

Первое время я уделял много внимания наглому "историку" Солонину, но тот, во-первых, "сдулся" и давно уже почти ничего не пишет (разве что повторяет прежнее вранье), а во-вторых, встречается масса и иной клеветы, например, на ленинградскую блокаду...
Как это ни странно, при всей массовости и организованности клеветников - чем дальше, тем больше людей знает цену их "разоблачениям". В чем, наверное, есть и (очень небольшой) мой вклад...
promo glavsnab march 3, 13:27 12
Buy for 10 tokens
http://labas.livejournal.com/858074.html "...стало горько что Ю.Л.Латынина вынуждена пользоваться услугами каких-то сомнительных посредников. Вот, написал ей письмо: Юлия Леонидовна. Являясь давним поклонником Вашего таланта, я очень рад тому, что Вы снова и снова обращаетесь к…

Верить ли в переселение души?


Как говорится, найдите отличия.
Конструкция и размеры микрофона - это само собой. Как и фасон пиджака. Техника и мода не стоят на месте.
Что-нибудь еще есть?
Одно подскажу: оратор на левом фото своего рода занятий не скрывал, должность его так и называлась - министр пропаганды. В отличии от г-на на правом фото, называющего себя "историком". Некоторые в это верят.
P. S. Как мне сообщили, историк этот тоже хромает. Как и его предшественник. Сравнение, оказывается, далеко не мне первому пришло в голову.

Крымнаш

Описывая освобождение Крыма, Бешанов ссылается на мемуары Штеменко (бывш. нач. управления Генштаба), которого Сталин отправил, вместе с Ворошиловым, представителями Ставки на Тамань, откуда намечался десант на Керчь.
1. В связи с этим Бешанов долго "разоблачает" Ворошилова. Тот расспрашивал Штеменко о его вкусах в музыке и литературе, а еще помощник Ворошилова, некий полковник Китаев, вечером читал вслух отрывки из Гоголя и Чехова. Мол, занимался маршал всякой ерундой, да еще и с полковником в качестве прислуги. Хотя было это не на фронте, а по пути туда.
По словам Штеменко, Ворошилов лез на передовую, даже без необходимости, и нижестоящие вынуждены были идти с ним. А еще, сообщает Бешанов, в свое время под Питером Ворошилов решил лично проверить, выдержит ли лед вес танка, шел за танком по льду, и танк-таки утонул, в отличие от Ворошилова. Типа, понапрасну погубил танк и экипаж. Откуда это "известно" - не указано. Если это было и Ворошилов шел сразу за танком, а не поодаль, то он рисковал немногим меньше танкистов...
2. По словам Штеменко, неизвестно кто предлагал пока Крым не брать. От основной массы фрицев Крым был уже отрезан, а нанести оттуда удар фрицы не смогли бы по причине узости перешейка и нехватки сил... Однако решили все-таки Крым брать, что Бешанов комментирует в стиле "большевикам лишь бы трупами заваливать" -  хотя сам же до этого долго излагал, что фюрер Крыму придавал большое значение, в т. ч. как влияющему на Турцию и Румынию, и приказывал его удерживать до последнего.
3. Проклятая советская пропаганда нагло сравнивает многомесячную оборону Севастополя Красной армией - с фрицами, которые там продержались всего несколько дней, несмотря на приказы фюрера. А "надо", мол, сравнивать захват Крыма в целом, с первого до последнего дня, тогда, мол, фрицы смотрятся получше, да у них и сил было меньше.
4. Уцепившись за упоминание в каких-то мемуарах выселения крымских татар, Бешанов долго распространяется об этом (хотя к заявленной теме книги это никакого отношения не имеет). Приплетает и выселение других народов, причем о некоторых сам пишет, что там большинство сотрудничало с фрицами. Якобы, "советские зондеркоманды" (!) "сжигали аулы вместе с жителями" (ни одного примера не приведено), а для кого "не хватило составов", тех расстреливали (по "свидетельству" некоего "очевидца", фамилии, естественно, не имеющего).
5. А еще кровавый Сталин собирался-де выселить в Сибирь всех украинцев, бывших в оккупации, в "подтверждение" чего Бешанов скопипастил откуда-то некий "приказ", хотя "подлинность его сомнительна". Но быший нарком внутренних дел Украины Рясной якобы говорил писателю Чуеву, что такой приказ был и даже начал выполняться, но "вдруг остановился" (это как? отменить приказ можно только иным приказом). Погуглил сейчас - сей "приказ" был опубликован на Украине еще в 1992 г. одним "историком", и немедленно выяснилось, что это ... вовсе не советский документ, а фрицевская листовка !!! (о чем тот честнейший историк умолчал). Вдобавок, в "приказе" упоминаются "карательные дивизии НКВД" (никогда не существовавшие), "особые отделы" (к тому времени давно упраздненные) и масса других несуразностей (о чем в Вики есть подробная статья). Короче, Бешанов не постеснялся скопипастить заведомую фальшивку.
 Ну и, борьбу с бандами ОУН кровавый режим вел "неправильно" - применял репрессии (а "надо было", видать, уговаривать). Число убитых и арестованных ОУНовцев якобы раза в два превышает численность отрядов ОУН (типа, остальные - мирные граждане, максимум - "сочуствующие", но никак не пособники). А что ОУНовцы после 1944 г. убили, помимо военных, милиции и т. д., тысяч 30 жителей - так это "ответный террор".

Устройство лошади

   Бешанов "разоблачает" генерала Плиева, командира конно-механизированной группы. Тот в мемуарах написал:
 "Кавалерийские дивизии, перестроившись в ходе боя в один эшелон, и выдвинув в боевые порядки все танки, самоходные установки, артиллерию, пулеметные тачанки, все штабы и даже санитарные эскадроны — словом все, буквально все — рванулись в конном строю вперед."
    Процитировав сие, Бешанов продолжает:
    "А потери - "это не главное, их несут все, кто дерется"...  сей стратег одной фразой демонстрирует, что и двадцать лет спустя уровень его познаний не поднялся выше устройства лошади".
    Бешанов делает вид, будто Плиев в конном строю атаковал вражеские позиции. Хотя Плиев в мемуарах черным по белому поясняет: "такое построение боевого порядка диктовалось тем, что непосредственно на западной окраине Одессы серьезных оборонительных рубежей у противника не было. Нам предстояло сбить, рассеять и разгромить отдельные части и подразделения, движущиеся по дорогам вдоль окраины города и по побережью моря." Но этого Бешанов "почему-то не заметил".
   Фразу, что "потери - не главное", Бешанов не приписывает прямо Плиеву, но больше никого при этом не упоминает - чтоб читатель решил, что это Плиева слова. Однако в мемуарах Плиева эти слова произносит не он, а нач. политотдела корпуса полковник Карев, причем по иному поводу - мол, "дивизия оставила рубеж, который ей приказано было держать". На что сам Плиев велит Кареву сперва разобраться в обстановке и принять меры к восстановлению боеспособности, а уж потом делать выводы. По дальнейшим докладам, на дивизию ту обрушились крупные силы немцев и румын, рвавшихся из Одессы к Днестру (т. е. к спасению). Хотя дивизия сражалась храбро, противник в итоге ее смял и расчленил на несколько частей, командиры многие погибли. Днестр, как известно, впадает не в Черное море, а в длинный и широкий Днестровский лиман (залив), переправиться через который те фрицы в итоге так и не успели...
   Т. е. Бешанов, выдирая из контекста и произвольно тасуя "подходящие" ему фразы, кардинально искажает смысл написанного и таким способом натягивает сову на глобус. Причем, это сейчас можно за секунду нагуглить те же мемуары Плиева и сравнить с бешановским текстом, но строчил-то он сие в 2000-е годы, когда инет был далеко не так развит.
   Далее Плиев посмел несколькими словами нелестно отозваться об "английских танках "Шермен", что вызвало у Бешанова приступ острого ленд-лезунизма. Справедливо указывая, что не "шермен", а "Шерман", не английский это танк, а американский, и экипаж 5 чел., а не 4, как пишет Плиев -  Бешанов приписывает "Шерману" броню 70-100 мм (такую имела лишь небольшая серия с дополнительно наваренной броней, 99 % "Шерманов" имели броню раза в два тоньше). И далее на разные лады вопит, как ленд-лиз, мол, "спас" СССР от поражения. Якобы, в СССР самолеты из американского алюминия летали на американском бензине, американские паровозы ездили по американским рельсам, "союзнички" предоставили линкоры (!!!) и тральщики, автомобили, порох, обувь и тушенку, посему Плиев, по "мнению" Бешанова, "должен был" смиренно благодарить "благодетелей", а он, такой-сякой, посмел критиковать...
   Кстати, о линкорах (у Бешанова множественное число). Ни одного союзнички не поставили, англичане лишь временно отдали СССР ненужный им, старый и изношенный "Ройял Соверен" - взамен итальянского, причитавшегося СССР из сдавшегося и подлежавшего разделу итальянского флота. Потом "Соверен" вернули англичанам (и те его сразу отправили на слом), а СССР отдали еще более древний итальянский "Джулио Чезаре" (хотя уцелела парочка современных итальянских линкоров, и "союзничкам" они были совершенно не нужны, те их предпочли порезать, лишь бы не давать СССР).

Безответные солдаты

Бешанов, в подтверждение своей идеи-фикс о "заваливании трупами", цитирует мемуары неизвестно кого.
Лето 1943. Якобы артиллеристы-наблюдатели, в т. ч. и мемуарист, сидят на дереве, откуда хорошо видно поле боя, и туда же зачем-то взобрался некий молодой полковник. К нему автор воспоминаний испытывает классовую ненависть: полковник-де и спал не в "норе", а в "крытой машине с печкой", и ел не "баланду", а жаренную картошку с американской (ну еще бы) тушенкой. А также - он был одним из немногих уцелевших из числа окончивших академию, мол, большинстиво таких расстреляли в 1937-1938 гг. либо они погибли в 41-м. Потому-де тот полковник знал, как надо воевать, а с дерева видел лобовые атаки большой массой на какую-то укрепленную фрицами деревню, с неподавленными огневыми точками, т. е. заваливание трупами, и ругался.
"Уже третий день пехота штурмовала деревню. Сперва пошла одна дивизия — 6 тысяч человек. Через два часа осталось из них 2 тысячи. На другой день оставшиеся в живых и новая дивизия повторили атаку с тем же успехом. Сегодня ввели в бой третью дивизию, и пехота опять залегла. Густая россыпь трупов была хорошо видна нам на склоне холма. «Что делают, б..!» — твердил полковник, а на холме бушевал огонь. Огромные языки пламени, клубы дыма, лес разрывов покрывали немецкие позиции. Били наша артиллерия, катюши, минометы, но немецкие пулеметы оставались целы и косили наступавшие полки"
"Хозяин из Москвы, ткнув пальцем в карту, велит наступать. Генералы гонят полки и дивизии, а начальники на месте не имеют права проявить инициативу. Приказ: «Вперед!», и пошли умирать безответные солдаты. Пошли на пулеметы. Обход с фланга? Не приказано! Выполняйте, что велят. Да и думать и рассуждать разучились. Озабочены больше тем, чтобы удержаться на своем месте да угодить начальству. Потери значения не имеют. Угробили одних — пригонят других. "
Стиль знакомый. Оказалось, конечно же, что это Николай Никулин. Откуда он знал, где полковник спал, что ел и что окончил? Почему профессор-искусствовед, никогда не сидевший, употребляет лагерное слово "баланда"? Почему в 43-м картошка с тушенкой - недосягаемое для солдата лакомство? Либерда, мусолящая тексты Никулина, вовсю славит ленд-лиз, в т. ч. и американскую тушенку (и вообще мясо). Неужто ее всю съел Сталин с генералами да полковниками?
 Ни "эмка", ни тем более, открытый "виллис" печки не имели. Может, конечно, у полковника была какая-то трофейная машина. А про академию откуда Никулин знал? По значку на кителе определил? Так значки те ввели после войны. Или полковник рассказывал сержанту свою биографию? А откуда сержант мог знать, сколько было окончивших академии и сколько из них уцелело к 1943? А в 38-41-м  гг. выпусков академий что, не было?
Каким чудом фрицевские пулеметы оказались неуязвимы для артогня, причем весьма точного? И истребляли по 2000 чел. в час. Авиации, замечу, почему-то не было, танков - тоже. Откуда Никулин, сидевший на дереве, знал численность прибывающих дивизий (до и после боя) и почему в тех было сперва всего по 6 тысяч? Откуда он знал, что "хозяин тыкал пальцем в карту"? Почему бы не трубкой в глобус... "начальники на месте не имеют права проявить инициативу" - почему? И что, каждому "начальнику" пригоняли по дивизии в день на каждую деревню, и результат не требовали? Достаточно было как-нибудь атаковать один раз в день, а продвинулись или нет - неважно? Иначе как можно было "угодить начальству", не выполняя его же приказы?
По моему оценочному суждению, это не воспоминания, а выдумка.
В той же книге Бешанова сказано, что ставились задачи а) разгромить фрицев и Ко, б) освободить территорию, а вовсе не просто "атаковать" (Бешанов злорадно смакует все случаи, когда фрицам удалось отступить и избежать окружения, либо прорвать кольцо). Приводимая им же цитата из "мемуаров" Никулина вовсе не подтверждает написанное Бешановым, а наоборот. 

Без мата и угроз

Якобы, по неким воспоминаниям генерала Богославова, он в 44-м попросил Жукова разговаривать без мата и угроз, на что Жуков "выхватил маузер", а Богославов в ответ достал парабеллум и сказал, что ждет выстрела. Жуков опешил, маузер убрал, а Богославову сказал что-то вроде "ну, погоди". Позже Богославов был переведен на другой фронт на ту же должость, тем дело и кончилось.
 "Воспоминания" эти исходят, насколько известно, из опусов "историка" Б. Соколова (прославившегося, среди прочего, тем, что он скопипастил порнорассказ о пытках и т. д., выдавая за реальные события). Соколов, излагая про маузер, ни на что не ссылается, что, понятно, ничуть не мешает либерде мусолить эту "историю" как достоверную.
 Пишут (сам не проверял), что Жуков, по неким воспоминаниям, личного оружия вообще не имел (зачем оно маршалу?). Да и маузер (тот, что известен по фильмам о гражданской войне и т. д.) - штука громоздкая (хотя были у этой фирмы и компактные пистолеты).

   Ну и, чтоб два раза не вставать, напишу про байку писателя Веллера о маузере Папанина. Якобы тот в полярке, будучи начальником, от нечего делать без конца разбирал и собирал свой маузер. А когда проводилось партсобрание, то беспартийного радиста Кренкеля выгоняли из палатки, и он, замерзая и ругаясь, бегал вокруг нее в полярном мраке, хотя он же потом должен был информацию о том собрании передавать по рации. В отместку Кренкель однажды отвлек Папанина и незаметно подбросил к деталям маузера постороннюю железку, отчего Папанин-де, пытаясь в очередной раз собрать маузер, чуть не спятил, т. к. не мог понять, что это за деталь и куда ее.
  Пишут, что это заведомая чушь. Кренкель был тогда кандидатом в члены ВКП (б), посему мог присутствовать на собрании, и он не "бегал во мраке", ибо тогда был полярный день. Папанин же был на льдине не только начальником, но и механиком - ремонтировал оборудование, а также готовил пищу (т. е. ему было чем заняться).
  Ну и, если человек постоянно собирает-разбирает одно и то же, то он все детали прекрасно знает и сразу поймет, что кто-то подложил лишнее. Например, один мой приятель когда-то имел отношение к запчастям для "Волг" - и мог не только сразу опознать любую деталь, но и сказать, на каких моделях именно такая применяется, на каких - нет.

Вернуться в Ленинград

Я в одном из недавних постов привел цитату из документа о том, что освобожденные в 41-м зэки, которых не брали на фронт, всячески стремились все-таки туда попасть. К вопросу о "всеобщем нежелании" воевать за кровавый режим.
В качестве "контр-примера" один критик привел мне фразу из вики про Льва Гумилева (сына Ахматовой): "призыв в армию был единственным шансом получить снятие судимости и вернуться в Ленинград".
Согласно Вики, дело было так: Льву в 1938-м дали 10 лет, потом скостили до 5, соответственно, к 43-му он уже отсидел и работал в Норильске вольнонаемным, подписав обязательство работать там до конца войны. "Из письма следует, что он уже несколько раз просился на фронт, но работникам Норильского комбината неизменно отказывали — в том числе вольнонаёмным". Потом Гумилев, по чьим-то рассказам, даже пришел к какому-то начальнику с бритвой и угрожал вскрыть себе вены, только тогда его на фронт отпустили (впрочем, это, как сказано в той же Вики, возможно, выдумка).
А про "единственный шанс" полностью фраза звучит так: "Видимо, он не надеялся уехать из Сибири даже после окончания войны, и потому призыв в армию был единственным шансом..." (и т. д.). Т. е. сам Гумилев такого не рассказывал, это домыслы неизвестно кого. Способ "возвращения" довольно странный - на войне, как известно, убивают и калечат, и отправить могут не куда хочешь, а в противоположном направлении. И даже после победы - демобилизуют неизвестно когда, тем более, если срочную не служил. В Ленинград он вернулся только в ноябре 45-го.

Апдейт (из комментов):
"Гумилев сам в разное время давал несколько трактовок своего призыва на фронт, которые, к тому же обросли легендами в околописательской тусовке. Что там на самом деле было - не ясно. Из писем следует, что воевать ему в 1945 г нравилось и никаких тяжелых мыслей он не испытывал. Вряд ли это характеризовало человека, который пошел на фронт только из желания сбежать из Норильска.

Насчет "вернуться в Ленинград" - вряд ли он на это расчитывал. В письмах после войны он собирается в деревню, а позже хочет жить и работать в Ужгороде."

Сизое небо

Молодой змагар-антисоветчик запостил якобы воспоминания некоей "Лори Янсон", которой якобы ок. 60 лет. Дескать, сам-то он СССР толком не помнит, ибо ходил тогда под стол пешком (ага, потому и строчит каждый день, как в СССР было "все плохо"), но вот, мол, "свидетельство".
Она там возмущается сизым небом (ну да, в СССР же солнца не бывало), треугольными пакетами с молоком (которые вообще-то в Швеции придумали), грязью, тараканами и невкусной едой у нее дома ("виноват" СССР, кто ж еще).
В яслях (якобы) детей выносили спать на балкон, туго запеленав в одеяла, и она боялась с того балкона упасть. Во-первых, в таком возрасте человек ничего не запоминает, во-вторых, неужто балкон ограды не имел?
Ну и, был жуткий дефицит, чуть ли не голод, при этом в детсадах еду детям запихивали во рты насильно, вместо того чтоб съесть самим или унести домой.
В магазинах продавалось "тухлое масло", причем не где-нибудь, в центре Москвы (!), и не однажды такое попалось, а вроде как всегда.
И еще один одноклассник другому советовал с нею не общаться, т. к. она, по его мнению, "мерзкая еврейка" (слова, на мой взгляд, весьма нехаратерные для школьника). "Виноват", конечно же, СССР, кто ж еще.
Надо ли говорить, что дежурные русофобы принялись дружно поддакивать?
И сдается мне, что то ли у Лори этой не все дома, то ли это просто вымышленный персонаж.
...
Один, к вопросу об антисемитизме, написал, что проводил лето у бабушки в деревне, и там же проводила лето девочка, назвавшаяся Романовой. Но когда дети перед отъездом решили обменяться адресами, то ее фамилия оказалось Кантор. На что его бабушка сказала ему: "да она жидовка, только ты при ней слово "жид" не произноси". "Виноват" в этом, конечно же, СССР. И неясно, девочка та что, забыла, что недавно назвалась Романовой, или боялась, что письмо, адресованное Романовой, не дойдет? Письма (кроме заказных) просто кладут в почтовый ящик по указанному адресу, никто не сверяет фамилии при этом. И в деревне она у родственников вроде жила летом - те что, были не евреи или соседи их фамилию не знали? Возможно и такое, конечно.

Умоляла Сталина

    На Дзене издание "Коммерсант" зачем-то пиарит свои же старые "разоблачения" (это - опубликовано было в 2011 г.). То ли "компромат" кончился, то ли просто халтурят...
    1927-й год. Некая Сотичева, бывшая жена "высокопоставленного" советского чиновника (зам. зав. "укомхоза" в Иваново), жалуется в ЦК на то, что муж постоянно ей изменял, бил ее, оскорблял и выгонял из дому с детьми. В итоге они были вынуждены уехать в Орел, где жили раньше, а муж-де не платит ей алиментов.
   "Коммерсант" смакует эти обвинения, заодно "разоблачает"... Сталина: мол, Сотичева "умоляла помочь ей", но сталинский помощник отправил ее письмо в центральную комиссию партконтроля, а оттуда переслали в губернскую комиссию. Там Сотичев доказал документами, что алименты он все время платил, жалоб же на него (пьянство, "аморалка" и т. д.) никогда ни от кого не поступало, и соседи по общаге написанное бывшей женой не подтвердили... "Коммерсант" это трактует так, что Сотичева-де дружки прикрыли - ведь ложных обвинений со стороны бывших жен "не бывает"... Сталин же этого письма вообще не видел, о Сотичевой и ее муже понятия не имел, но все равно "виноват". Видать, в "правильных" странах подобные жалобы рассматривают лично руководители государства.
  Но прикол в том, что Сотичева зачем-то начинает весьма издалека, и сообщает, как жилось в той России, которую кое-кто "потерял".
  "Мой отец пошел работать с 8 лет на кирпичный завод, прежде месил глину ногами, а потом стал выделывать вместе с мастерами кирпичи, и работал мой отец 40 лет, потом получил ревматизм ног...один брат работать пошел с 12 лет в типографию, другой брат пошел с 11 лет в музыкальную команду, я с 12-ти лет, окончивши 3-х классную приходскую школу, пошла работать в мастерскую плиссе и вышивки, работала 2 года, как девочка кухаркой и посыльной, потом стала мастерицей, еще третий брат работал в пряничной с 13 лет...Я получала жалованья 15 рубл. в месяц."
Муж "был слесарь на заводе, получал 75 коп. в день" (т. е. рублей 20 в месяц, если шестидневка, и рабочий день был, небось, часов 10). Швейную машину они взяли в кредит (!). 4 года муж отслужил в царской армии, а в 1915-м был опять призван. Тогда же было введено нормирование продуктов - "книжки"... "жила очень и очень бедно, на хлебе и воде".
Потом Гражданская война, муж опять ушел на фронт.
"Я пишу заявление тов. Трифоновскому в губком, мне дал тов. Трифоновский 5 фн. хлеба. И каждый день по одному фунту (ок. 400 грамм) выписывали мне с детьми. Дали по ордеру 5 фн. мыла серого. ...и старшему мальчику моему пальтецо"
А когда в 1919-м белые подошли к Орлу, ее с детьми, как семью большевика, те же партийные эвакуировали в Вятскую губернию (опасались, что белые их замучают, и Сотичева, видать, эти опасения разделяла).
**********************************************************
В другом "разоблачении" сообщается, что в июле и ноябре 41-го в СССР объявили что-то вроде амнистий. Об итогах докладывал прокурор СССР Бочков: освободили около 300 тыс. (бывших военных, инвалидов, стариков, несовершеннолетних, женщин, беременных или имеющих маленьких детей, осужденных за "маловажные" преступления, за кражи и хулиганство). При этом мужики прямо в лагерях проходили медкомиссию, и кого признавали годными - отправляли в армию.
"Имели место многочисленные факты, когда бывшие заключенные, которых медицинская комиссия признавала негодными по состоянию здоровья для службы в Красной Армии, настоятельно добивались зачисления их в ряды действующей армии..." - никто не хотел воевать за кровавый режим.

Балансовая стоимость

Прочел про белорусскую бизнес-вумен, которая за свой счет вывозит из Польши сносимые там памятники советским воинам (поляки пока не трогают только те памятники, где под ними могилы). Памятники эти она восстанавливает и под Брестом из них сделали Аллею памяти.
Так вот. Поляков просят отдавать памятники целыми, но те их непременно ломают и разбрасывают, а то и краской обливают, приходится восстанавливать.
При этом за ими же сносимые памятники поляки требуют уплатить некую "балансовую стоимость", с которой белорусская таможня еще и пошлину дерет. Вариант: чтоб позволили вывезти из Польши остатки памятника, там надо "добровольно" сделать взнос в пользу церкви.
Снесли в том числе и памятник польскому генералу Сверчевскому (убитому бандеровцами), потому что он воевал на стороне СССР.
А в одной польской деревне жители вышли, обступили памятник, не дали снести. Но потом его снесли все равно.