[sticky post]Верить ли в переселение души?
glavsnab

Как говорится, найдите отличия.
Конструкция и размеры микрофона - это само собой. Как и фасон пиджака. Техника и мода не стоят на месте.
Что-нибудь еще есть?
Одно подскажу: оратор на левом фото своего рода занятий не скрывал, должность его так и называлась - министр пропаганды. В отличии от г-на на правом фото, называющего себя "историком". Некоторые в это верят.
P. S. Как мне сообщили, историк этот тоже хромает. Как и его предшественник. Сравнение, оказывается, далеко не мне первому пришло в голову.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Первоисточник
glavsnab
http://labas.livejournal.com/858074.html
"...стало горько что Ю.Л.Латынина вынуждена пользоваться услугами каких-то сомнительных посредников. Вот, написал ей письмо:


Юлия Леонидовна. Являясь давним поклонником Вашего таланта, я очень рад тому, что Вы снова и снова обращаетесь к историческим штудиям. И пусть порой до 90% фактов, которыми Вы обогащаете эфир, являются различной консистенции лажей, Ваша твердая и последовательная гражданская позиция значительно перевешивает мелкие недочеты. В главном Вы правы! В последнее время, как я заметил, Вы проявляете интерес к творческому наследию доктора Йозефа Г. Увы, Ваш путь к сокровищницам полемической мысли, к этим фактологическим пещерам Лейхтвейса чересчур извилист. Судите сами: Ваш источник – историк С. - не знает немецкого языка и вынужден черпать информацию исключительно из русских переводов книг историков Х. и Б. Сами же Х.и Б. в силу унизительных предрассудков, кои бытуют в стране их проживания, вынуждены были пользовать труды доктора Г. очень осторожно, можно сказать, из-под полы. Ничего удивительного, что риторический гигант представлялся нам скабрезным карликом.


Отряхните сей прах и поприте его ногой. С моей бескорыстной помощью Вы сможете приникнуть к живительному источнику. Хотите, начнем с книги «Советский Союз глазами немецких солдат»? Сборник фронтовых писем издания 1941 г. Кладезь информации. Разруха, антисанитария, нищета, изуродованные трупы. И конечно, драпающие комиссары, многие с фикусами. Я уже слышу как Ваш взволнованный голос произносит: «Вот письмо простого немецкого солдата Фрица. Вот каким он увидел хваленый рай трудящихся...» Потом перейдем к следующей книге: поверьте, все двенадцать лет печатные станки министерства пропаганды практически не простаивали. Открываются новые горизонты, wenn Sie verstehen, was ich meine."
(конец цитаты). То, что жирным шрифтом - выделено мной.
Про фикусы см.
http://glavsnab.livejournal.com/13029.html

В Ленинграде...
glavsnab
Тот же ветеран-подводник (см. предыдущий пост) - Константин Сергеев - среди прочего излагает следующее:
1. Дистиллированную воду для аккумуляторов переносили в резиновых мешках. А один раз - в аварийной ситуации - в них же передавали на подлодку смазочное масло. Мешков этих не хватало - до войны их производили в Ленинграде, на заводе "Красный треугольник"... Блокада - поставок мешков нет. Но без них еще как-то можно было обойтись.
2. Герметичные выключатели для электрощитов подлодок изготавливали, конечно же, в Ленинграде (завод "Электросила"). Поэтому с ними тоже была проблема. Один раз, не имея герметичного, поставили обычный выключатель. В море на него попала вода, короткое замыкание - пожар - лодка чуть не погибла...несколько человек обгорело.
3. Невозможно было в боевой обстановке соблюдать довоенные инструкции по эксплуатации аккумуляторных батарей. Срочные погружения на любой стадии заряда, бомбежки и т. д. приводили к тому, что батареи раньше срока выходили из строя, "не держали" заряд. Дошло до того, что несколько лодок из-за отсутствия исправных батарей стояли "на приколе"... Надо ли говорить, что батареи эти до войны выпускали тоже в Ленинграде, и взять их было негде из-за блокады?
Автор пишет, что он предложил заказать батареи у англичан. Пока согласовали с их и нашим начальством, пока сделали чертежи, пока батареи доставили с очередным конвоем - прошло несколько месяцев...
Это я к тому, что Ленинград был не только большим городом и культурным центром. Это была, по оценке Сталина, треть оборонки, да и вполне "штатские" вроде бы заводы, типа того же "Треугольника", делали не только галоши.

Кстати, Сергеев пишет, что англичанам взамен предоставили приборы для определения уровня водорода (на отсталых советских подлодках они были, а на передовых английских - нет). А превышение допустимой концентрации грозило взрывом.

Грязные невежды
glavsnab
Ветеран пишет о подводных лодках Северного флота, на которых сам воевал, но примерно то же самое можно написать и о любых других войсках, да и о войне в целом.
Отсюда:
"В настоящее время выпускается в свет много различных книг по истории Великой Отечественной войны, авторы которых весьма смело пересматривают и истолковывают по-своему факты, итоги, концепции войны. Вот только смелость некоторых из этих авторов иногда имеет очень скверную тенденцию — коренным образом пересмотреть итоги войны, развенчать подвиги наших воинов, представить их патриотизм и любовь к Отчизне в искаженном виде, мотивы их боевой деятельности представить как шкурнические, отчеты и доклады об итогах боевых столкновений — как заведомо лживые. Причем эти авторы стремятся представить свои книги как истину в последней инстанции, доказать, что они добиваются только правды, хотят только выяснить реальную эффективность нашего оружия, боевых приемов и методов войны, показать истинные (по их мнению) реалии войны, исключить и снять, так сказать, якобы присущий ранее изданным книгам пропагандистский дух и преувеличение героизма наших воинов. ... Когда читаешь их книги, поневоле закрадывается мысль — неужели и в самом деле была такая война?!
Почему мы, прошедшие всю войну от начала до конца, не видели того, о чем писали и пишут эти авторы? Ведь они вообще не видели войны, не воевали ни одного дня. Они смеют критиковать нас за якобы отсутствие патриотизма, за трусость, за неумение воевать, за шкурничество, за стремление любой ценой «зацепить» лишний орденок и т.д. Начальники у них — сплошь честолюбивые злодеи, намеренно посылавшие своих подчиненных на заведомую гибель, сами оставаясь вне опасности....
"
(тут автор приводит много фактов, как комсостав дивизионов и бригад ПЛ сам ходил в боевые походы, и при этом многие погибли).
"В свете всего этого злобные сказочки о коварных начальниках, которые посылают на верную гибель своих простоватых подчиненных, а сами отсиживаются в уютных убежищах под неприступной скалой, вызывают у нас, прошедших войну, не только презрение, но и омерзение. Эти сказочки не просто выдумки грязных невежд, а очевидная попытка вбить клин между начальниками и подчиненными, подорвать взаимное доверие друг к другу, уничтожить боевое братство, единство, разрушить основы дисциплины на корабле, снизить боеспособность корабля и флота в целом. Мы все видели, что наше начальство воюет вместе с нами, на одном корабле, и в море не ищет, да и не может себе искать другой, чем наша, судьбы....
...Такие же чувства вызывают у нас попытки тех же авторов не то чтобы пересмотреть, а почти полностью аннулировать боевые успехи бригады подводных лодок. ...упомянутые авторы почему-то не просто дают поправки только в минусовую сторону, а почти полностью опровергают любые боевые успехи, особенно при торпедных атаках.... пишут, что называется, «на полном серьезе», что командир после атаки дал кому-то (почему-то особенно часто фельдшеру) глянуть в перископ и этот фельдшер — свой парень, да еще и подчиненный, подтверждает факт успешности атаки. И все, в том числе начальники, рады такому «безусловно объективному» свидетельству. Бьют фонтаны радужных донесений наверх. Большие начальники сыплют вниз ордена и т.д.
В бригаде лодок СФ такого срама вовек не бывало. Там ордена уважали, ценили и награждали ими достойных."

Помойка
glavsnab
Раз уж зашла речь о писателе Веллере (см. предыдущие посты)... Взято тут:

"...чтобы использовать сей факт в пропагандистских целях, и был за это наказан - о его нечестном поступке написала газета "Нью-Йорк таймс", и его перестали приглашать в гости те американцы, которые раньше приглашали...
...я решила проверить, насколько рассказанная история отвечает действительности, благо газета "Нью-Йорк таймс" уже давно все свои архивы, начиная с 1851, держит в сети. Сделала поиск в архиве по словам "valentin zorin robbed" и получила четыре статьи, вот тут они все представлены с заголовками и кусочком текста про собственно Зорина и его ограбление: Your Search Results
" (конец цитаты)

Далее автор цитирует газету. Там сказано, что Зорина в октябре 1972 г. ограбили на 154 бакса в Центральном парке. Там же было еще несколько подобных случаев, в т. ч. с иностранцами. Власти принесли Зорину извинения и усилили охрану... Ни про какое "неправильное поведение" Зорина газета не писала.
У Веллера же:
1) негр приставил к спине Зорина палец и велел не оборачиваться. Зорин на такой случай имел наготове 20 баксов, которые и протянул грабителю. Негра он видел мельком, когда тот убегал.
2) в полиции Зорин заявил про ограбление на 300 баксов, причем вооруженное (хотя оружия не видел). Но доблестные американские копы по весьма скудному описанию Зорина (без особых примет, джинсы синие, кеды белые) немедля приволокли того самого негра. Который стал орать, что взял только двадцатку и оружием не угрожал.
3) тут Зорин стал юлить, путаться и в конце концов отказался от своего заявления. Но копы передали этот эпизод в газету, которая (якобы) написала об этом с "вот такой "шапкой" (заголовком)...
4) после чего Зорину пришлось покинуть США, т. к. там для него "закрылись все двери". При этом Зорин-де врал, что будто бы дети его стали предпочитать английский язык, вот ему и пришлось вернуться в СССР.
5) Зорин среди коллег имел прозвище "Валька-помойка".
Я спрашивал об этом одного человека, который тоже всю жизнь (примерно с середины 50-х) проработал на радио и ТВ и Зорина знал прекрасно (как и его семью). Собеседник категорически отрицал, что Зорин когда-либо имел такое прозвище.
Далее. У Зорина одна дочь 1954 г. р. (т. е. на момент ограбления уже взрослая).
Про статью в газете - тоже вранье, как мы уже знаем (см. выше). А насчет "закрылись все двери" в 1972 - Зорин брал интервью у всех президентов США, до Рейгана включительно. Фотки легко нагуглить.
Понятно, что измышления Веллера - это заведомый худлит. Но речь же шла о конкретном человеке, названным своим именем и фамилией. И, кстати, до сих пор "разоблачители" это вранье смакуют.

Проникнуть в щель
glavsnab
Конец 60-х. Гранин ознакомился с рассказами Довлатова, похвалил...
"Гранин сказал:
- ...Литератор должен публиковаться. Разумеется, не в ущерб своему таланту. Есть такая щель между совестью и подлостью. В эту щель необходимо проникнуть.
Я набрался храбрости и сказал:
- Мне кажется, рядом с этой щелью волчий капкан установлен.
Наступила тягостная пауза. Я попрощался и вышел.
" (отсюда)

"подлость функционера"
glavsnab
Михаил Веллер описывает конференцию молодых писателей в 70-е:

"...произнес слово закрытия ленинградский генерал от литературы – Даниил Гранин. И обгадил все окончательно.
– Поспешность в опубликовании губительно сказывается на молодом писателе, – добро и мудро увещевал Гранин. – Вам необходимо быть требовательнее к себе. Работать больше, упорнее. Не торопиться нести свои произведения в печать. Слишком быстрый успех пагубен для неокрепшего таланта. Спрашивайте с себя строже!
Ненависть моя была невыразима. Более фальшивых, гнусных и неуместных слов я не мог себе представить. Так звучала подлость советского функционера.
Это говорил Гранин. Умный настолько, что при всех режимах само собой пристраивался к власти, к кормушке, к распределению писательских благ. И умный настолько, что имел при этом репутацию доброго, отзывчивого, порядочного человека. ...
Брежневская эпоха душила нас. Печататься было невозможно. Генерал Гранин предостерегал голодающих нищих от обжорства. Он был очень богатый и серьезный человек по тем временам...
* * *
Министерство литературы СССР было гениальным институтом. «Чужие здесь не ходят», – девиз чиновника и чекиста. "

Грабь-армия
glavsnab
(см. предыдущие посты)
"Грабь-армия" - так красная пропаганда называла деникинцев. Судя по мемуарам Врангеля, да и самого Деникина, для этого имелись все основания.
"Войска наперерыв стремились захватить побольше; что не могло быть использовано для непосредственных нужд частей, отправлялось в тыл для товарообмена и продажи. Огромное число воинских чинов находилось в тылу в длительных командировках по "реализации военной добычи". В войсках вырабатывался взгляд на войну, как на средство наживы. Армия развращалась. Подвижные запасы частей, по мере продвижения на север, быстро увеличивались, обозов не хватало и, при благосклонном попустительстве свыше, под захваченное добро брались подвижные составы. Некоторые части занимали под полковые запасы до двухсот вагонов. С началом отхода награбленное добро поспешно увозилось в тыл, забивая железнодорожные узлы, нарушая и осложняя график важнейших воинских перевозок"
Или: "В руках всех тех, кто так или иначе соприкасался с делом "самоснабжения", — а с этим делом соприкасались все, до младшего офицера и взводного раздатчика включительно, — оказались бешеные деньги, неизбежным следствием чего явились разврат, игра и пьянство. К несчастью, пример подавали некоторые из старших начальников, гомерические кутежи и бросание бешеных денег которыми производилось на глазах у всей армии." (это из рапорта Врангеля Деникину).
Или: "доколе во главе конницы будет стоять генерал Мамонтов, конница будет уклоняться от боя и заниматься только грабежом."
И т. д. Врангель прямо пишет, что если население поначалу (якобы) воспринимало белых как освободителей, то потом подвергалось такому же произволу, как и при красных.
Характерный диалог состоялся у Врангеля с генералом Май-Маевским, который заявил:
"— на войне начальник для достижения успеха должен использовать все, не только одни положительные, но и отрицательные побуждения подчиненных. Если вы будете требовать от офицеров и солдат, чтобы они были аскетами, то они и воевать не будут.
Я возмутился.
— Ваше превосходительство, какая же разница при этих условиях будет между нами и большевиками?
Генерал Май-Маевский сразу нашелся:
— Ну, вот большевики и побеждают"

Шкуро, например, свое пьянство "оправдывал" тем, что его начальник Май-Маевский тоже пьянствует.
Но если генералы Мамонтов, Шкуро, Май-Маевский и т. д. отличались склонностью к грабежам, кутежам и дебошам, то генерал Слащев и вовсе был наркоманом.
"Бледно-землистый, с беззубым ртом и облезлыми волосами, громким ненормальным смехом и беспорядочными порывистыми движениями, он производил впечатление почти потерявшего душевное равновесие человека.
Одет он был в какой-то фантастический костюм, — черные, с серебряными лампасами брюки, обшитый куньим мехом ментик, низкую папаху "кубанку" и белую бурку...Перескакивал с одного предмета на другой и неожиданно прерывал рассказ громким смехом..."

Врангель (якобы) по возможности всю эту гоп-компанию пытался отстранить от командования или хотя бы урезонить. Деникин же, по словам Врангеля, смотрел на их похождения сквозь пальцы и никаких мер не принимал.
P. S. Врангель упоминает некоего сотника графа Дю-Шайля, агитировавшего за казачью самостийность (!) и отданного за это под суд (граф со страху пытался совершить самоубийство, но не сумел и тяжело себя ранил, поэтому его просто выслали). Исконный казак, по фамилии сразу видно.

Кровавый урок
glavsnab
(см. предыдущие посты)
Следующим "подвигом" Врангеля стали репрессии по отношению к членам кубанской "рады". Часть ее склонялась к "самостийности", власть Деникина признавали с оговорками, требовали как минимум автономии казачих областей, а то и федерального устройства России, тогда как Деникину и Ко хотелось "единой и неделимой". Препятствовали мероприятиям деникинцев, таким, как снабжение армии и мобилизация людей и коней... Деникин и Ко хотели бы лишить "раду" реальных полномочий, передав их атаману, фактически ими же назначаемому.
Деникин и Врангель решили расправиться с неугодными. Предлогом послужило то, что несколько членов "рады" подписали некий договор о сотрудничестве с какими-то представителями горских народов. Не будучи утвержден "радой" и подписан атаманом, договор этот никакой силы не имел, да и подписанты со стороны горцев тоже никого не представляли, кроме самих себя. Но это не имело значения. Верные "раде" войска услали на фронт, а взамен ввели свои - якобы для проведения парада. Планировалось арестовать 30-40 человек, но кубанский атаман протестовал. В итоге арестовали 12, одного из них - Калабухова - тут же "судили" и повесили. "Суд" был не более чем фарсом, "приговор" был предрешен Деникиным и Врангелем, а Калабухов этот был вовсе не большевиком, а священником и одним из организаторов борьбы против большевиков на Кубани.
Остальных арестованных Врангель использовал как заложников, шантажируя кубанских политиков их возможной казнью.
"прибыла ко мне депутация с новым ходатайством за арестованных. ...я заявил, что кровавый урок необходим, что он один может заставить опамятовать тех, кто, принося в жертву политике родную армию, губит саму Кубань, а с нею и Россию, что мне не нужны чьи либо жизни, но необходима гарантия в том, что былое не повторится и армия не окажется вновь в отчаянном положении"
В итоге Врангель от кубанцев своего добился, и арестованных только выслали.

Другая история случилась уже в Крыму, когда белый фронт рухнул и Деникин фактически сбежал, передав власть Врангелю. Симферопольский городской голова, некий Усов, осмеливался от лица общественности допекать врангелевских генералов протестами против повешений и т. д. Врангель заявил Усову, что если сочтет нужным, то и самого Усова повесит:
"я поступаю так, как понимаю свой долг. Для выполнения этого долга я не остановлюсь ни перед чем и без колебания устраню всякое лицо, которое мне в выполнении этого долга будет мешать. Вы протестуете против того, что генерал Кутепов повесил несколько десятков вредных армии и нашему делу лиц. Предупреждаю Вас, что я не задумаюсь увеличить число повешенных еще одним, хотя бы этим лицом оказались Вы."
"Вредность" того или иного человека, естественно, врангелевцы определяли по своему усмотрению. Усов проникся, срочно "заболел" и подал в отставку. Зато, когда некий капитан Манегетти (очередной "русский") спьяну беспричинно застрелил незнакомого матроса, убийцу публично приговорили к казни, втихаря же Врангель его освободил, ограничившись разжалованием.
Врангель все время пишет, что большевики, в отличии от Деникина, правильно понимали стратегию и сосредотачивали большую часть сил против наиболее опасного противника, на остальных фронтах ограничиваясь обороной. Так они разбили Колчака, затем Деникина. Когда Врангель засел в Крыму, то красные занимались в основном отражением польской агрессии, временно оставив Врангеля в покое. Он понимал, что это - до поры до времени, но все-таки уповал неясно на что и пытался укрепить свое положение. Так, Врангель вдруг вспомнил, что военно-полевые суды, находясь "фактически в полном подчинении войсковым начальникам...состоя из лиц в большинстве случаев незнакомых с самыми элементарными юридическими познаниями, сплошь и рядом совершали грубые непоправимые ошибки, в корне нарушая основные понятия законности и правопорядка" (хотя сам, когда это было ему выгодно, охотно этими судами пользовался). Он же, расстреливавший сотни пленных за одну лишь принадлежность к красным, объявил фактическую амнистию всем ранее служившим у большевиков или националов. Пишет, что это, мол, глупый Деникин преследовал всех без разбора, превращая возможных союзников во врагов. А сам Врангель-де тут ни при чем, он весь в белом...

Душевные страдания
glavsnab
Помимо резни и расстрелов, пишет Врангель и о том, как он воевал.
Однажды, например, Врангель находился на батарее. Внезапно атаковала красная конница, белые бросили орудия и драпанули, не слушая приказы офицеров. Автомобиль Врангеля застрял в пашне, шофер сбежал, пришлось удирать пешком. Врангель пытался выхватить револьвер, но совсем забыл, что накануне его кому-то подарил (?!). Шашки при нем тоже не оказалось (и это командир кавалерии!). На его счастье, мимо неслась санитарная повозка, где сидели две "сестры милосердия" и лежал раненый. Пеший и безоружный Врангель, проявив редкую прыть, помчался за нею, догнал и влез туда. Красные якобы отстали (трудно поверить, что всадники не смогли догнать повозку, которую догнал пеший. Видно, они сочли, что там только раненые и медперсонал, и решили их не трогать).
Но это - курьез. А вот потери: "дивизия за август и сентябрь потеряла 260 офицеров и 2 460 казаков - почти 100 процентов своей численности". Ну и, понятно, Врангель приказывал "беспощадно расстреливать ослушников и трусов"
"Огромные толпы пленных тянулись на запад по обочинам дороги. В изодранных шинелях, босые, с изможденными землистого цвета лицами, медленно брели тысячные толпы людей. Пленных почти не охраняли, два казака гнали две-три тысячи. Выбившись из сил, больные люди падали тут же на грязной дороге и оставались лежать, безропотно ожидая смерти, другие пытались еще искать спасения, подымались и шли далее, шатаясь и падая, пока, окончательно выбившись из сил, не теряли сознание. Двое таких несчастных, перейдя предел человеческих страданий, бросились под колеса нашего поезда."
- спрашивается, а на фига таких пленных было куда-то гнать? Чтоб усеять этот путь их трупами? Почему "пожалевший" их Врангель ничего не сделал для обеспечения пленных хоть минимальным питанием и медпомощью? Опять вспоминается 41-й год и "марши смерти". Фрицам и японцам было с кого брать пример...
Врангель несколько недель с боями шел через калмыцкие степи к Царицыну, где у красных имелись укрепления и сильная артиллерия. Он указывал Деникину, что одной конницей их взять невозможно, нужна пехота и артиллерия. Деникин пообещал. Но Врангель, не дождавшись этих подкреплений, пытался взять Царицын имевшимися силами. Разумеется, кроме больших потерь, ничего из этого не вышло.
"Воспользовавшись тем, что несколько офицеров во главе с астраханским есаулом учинили в городском собрании громадный дебош со стрельбой, битьем окон и посуды, во время которого неизвестно каким образом пропала часть столового серебра, я предал их всех военно-полевому суду по обвинению в вооруженном грабеже. Суд приговорил есаула, известного пьяницу и дебошира, к смертной казни через расстреляние, а остальных — к низшим наказаниям. Несмотря на многочисленные обращенные ко мне ходатайства губернатора, астраханского войскового штаба и ряда лиц, приговор был приведен в исполнение "
Никакого грабежа заведомо не было, кто спер серебрянную посуду - неизвестно, и вообще это лишь предлог, а сам "суд" - не более чем спектакль с заранее известным финалом. И казнят уже не красных и даже не дезертиров, а своего же офицера, пусть даже пьяницу... И тут же Врангель публикует пафосное письмо Деникину, где писал, что он, оказывается, "страдает душой при виде потоков русской крови, пролитых братской рукой"

?

Log in

No account? Create an account