?

Log in

No account? Create an account

[sticky post]Верить ли в переселение души?
glavsnab

Как говорится, найдите отличия.
Конструкция и размеры микрофона - это само собой. Как и фасон пиджака. Техника и мода не стоят на месте.
Что-нибудь еще есть?
Одно подскажу: оратор на левом фото своего рода занятий не скрывал, должность его так и называлась - министр пропаганды. В отличии от г-на на правом фото, называющего себя "историком". Некоторые в это верят.
P. S. Как мне сообщили, историк этот тоже хромает. Как и его предшественник. Сравнение, оказывается, далеко не мне первому пришло в голову.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Первоисточник
glavsnab
http://labas.livejournal.com/858074.html
"...стало горько что Ю.Л.Латынина вынуждена пользоваться услугами каких-то сомнительных посредников. Вот, написал ей письмо:


Юлия Леонидовна. Являясь давним поклонником Вашего таланта, я очень рад тому, что Вы снова и снова обращаетесь к историческим штудиям. И пусть порой до 90% фактов, которыми Вы обогащаете эфир, являются различной консистенции лажей, Ваша твердая и последовательная гражданская позиция значительно перевешивает мелкие недочеты. В главном Вы правы! В последнее время, как я заметил, Вы проявляете интерес к творческому наследию доктора Йозефа Г. Увы, Ваш путь к сокровищницам полемической мысли, к этим фактологическим пещерам Лейхтвейса чересчур извилист. Судите сами: Ваш источник – историк С. - не знает немецкого языка и вынужден черпать информацию исключительно из русских переводов книг историков Х. и Б. Сами же Х.и Б. в силу унизительных предрассудков, кои бытуют в стране их проживания, вынуждены были пользовать труды доктора Г. очень осторожно, можно сказать, из-под полы. Ничего удивительного, что риторический гигант представлялся нам скабрезным карликом.


Отряхните сей прах и поприте его ногой. С моей бескорыстной помощью Вы сможете приникнуть к живительному источнику. Хотите, начнем с книги «Советский Союз глазами немецких солдат»? Сборник фронтовых писем издания 1941 г. Кладезь информации. Разруха, антисанитария, нищета, изуродованные трупы. И конечно, драпающие комиссары, многие с фикусами. Я уже слышу как Ваш взволнованный голос произносит: «Вот письмо простого немецкого солдата Фрица. Вот каким он увидел хваленый рай трудящихся...» Потом перейдем к следующей книге: поверьте, все двенадцать лет печатные станки министерства пропаганды практически не простаивали. Открываются новые горизонты, wenn Sie verstehen, was ich meine."
(конец цитаты). То, что жирным шрифтом - выделено мной.
Про фикусы см.
http://glavsnab.livejournal.com/13029.html

Политические распри
glavsnab
Уваж. labas цитирует власовца Самыгина:
"Лейтенанта Папушева я имел случай достаточно близко узнать еще до начала войны: наши койки в командирском общежитии находились рядом. Он был разочарован в личной и общественной жизни, ничего не видел впереди, пил, скандалил, демонстративно засыпал на политзанятиях и подвергался бесчисленным взысканиям... в мирное время самый недисциплинированный и отчаянный офицер полка, вечно не выходивший из-под различных взысканий и находившийся под подозрением у особого отдела как политически неблагонадежный (основания к тому были: классово чуждое дворянское происхождение, родители репрессированы)...  лейтенант Папушев застрелился, не желая попадать в плен к немцам, когда, прикрывая переправу нашего полка, вместе со своей ротой попал в безвыходное положение на р. Березина. Ничто не предвещало в нем человека, который будет защищать столь ненавистный ему строй до последнего патрона. Очевидно, он защищал не этот строй, но родину, и политические распри казались ему делом второстепенным."
(я расставил фразы Самынина в хронологическом порядке, не искажая смысла написанного).
В том же посте приводятся данные Папушева: 1921 г. р., образование - 9 классов и военное училище, в РККА с 1940, до войны служил в. г. Барановичи. Несмотря на "чуждое" происхождение и репрессированых родителей, стал кадровым командиром, и никто его не трогал, даже не переводил служить к черту за кулички (Барановичи - это западная Белоруссия, до 1939 - Польша, далеко не тундра и не пустыня), а взыскания он получал за дело...

Сам Самыгин в августе 1941 попал в плен и провел там полтора года.
"После 22 июня по моему впечатлению у фронтовых частей не было коллективного стремления дезертировать или сдаться.
В нашем лагере (Бобруйск) из 30000 умерло 12000, что сравнительно немного..."

(!!!)
"В лагерях в Бобруйске и в Гомеле разразились еще и эпидемии тифа, ежедневно умирало по 30-40 человек...
В лагерях руководящие позиции давались уголовникам, их использовали, чтобы выявлять евреев и политруков.... Когда не осталось евреев и политруков, они начали «назначать» евреев и политработников из числа обычных военнопленных и сдавать их немцам."
(со всеми вытекающими последствиями)
"В лагере в Бобруйске из более чем 30-ти тысяч человек за период с сентября 1941 года по ноябрь того же года записалось добровольно не более нескольких десятков человек, в лагере Белосток было уже несколько сотен заявлений, однако большинству из них грош цена. Решался вопрос, как лучше сохранить жизнь: на голодном пайке в лагере или в антипартизанском отряде. При всей тяжести лагерного режима, когда дело дошло до записи в отряд, записалось ничтожное число." (отсюда)
Также Самыгин сообщает, что т. н. "русское движение" было абсолютно марионеточным, задуманным и созданным фрицевской пропагандой:
"начали с образования «Смоленского Комитета», который не был ни комитетом, ни смоленским."
Возглавить "движение" фрицы поначалу предлагали сыну Сталина Якову и нескольким пленным генералам, но все они отказались... пока не нашелся Власов. Все вопли Совруницыных и Солжександровых, что власовцы - это-де некий "социальный протест", есть заведомое вранье. Как и вопли Солгониных, что РККА разбегалась из ненависти к режиму.
 Причем, все это Самыгин излагал не в советской тюрьме, желая сохранить себе жизнь, а на Западе, где ему удалось скрыться.

Рейтинг погромов
glavsnab
  "Булкохрусты", когда им это выгодно, обожают цитировать мемуары некоего Николая Полетики (советского историка). Будучи студентом в Киеве, он пережил там многократную смену властей (не считая еще набегов на окраины разных банд) в годы гражданской войны (1917-1921).
  При этом Полетика подробно описывает еврейские погромы (далеко не только в Киеве), учиняемые всеми (до революции - люмпенами, а потом - солдатами царской армии, белыми, красными, поляками, разными украинскими структурами, вроде петлюровцев, и просто бандами, тоже состоявших из украинцев).
  Слово "погром" в его мемуарах встречается 269 раз. Выглядит это довольно странно. Автор описывает события в самых разных городах и в разные годы. Но не мог же он всюду побывать именно во время погромов! Т. е. многое он явно сам не видел, а пишет с чужих слов (что для мемуаров странно). И еще - сам он пишет, что не еврей, а украинец (однако в конце текста выясняется, что он был женат на еврейке и на старости лет уехал с нею в Израиль, чем, видимо, и вызван его интерес к этой теме).
  Впрочем, однажды автор сам чуть не пострадал, когда некий унтер их с приятелем ссадил с поезда и радостно доложил "вашему благородию", что поймал двух "жидов". На их счастье, "благородие" оказалось знакомым Полетики и авторитетно объяснило унтеру, что никакие это не "жиды".
   Автор приводит подробную статистику погромов и даже составил своеобразный рейтинг погромщиков. Первое место как по числу убитых, так и по зверствам, занимают петлюровцы и всякие "атаманы". Эти порой даже не занимались грабежом и всячески подчеркивали, что пришли только убивать. Второе место у белых - те, хотя и убили в 4-5 раз меньше евреев, чем петлюровцы, и больше интересовались грабежом, зато "прославились" всякого рода издевательствами. Причем белые громили планомерно (!): Киев был ими разбит на районы, в каждый выезжали группы солдат на грузовиках, под командованием офицеров, имевших списки домов и даже отдельных квартир, заранее намеченных для погромов ("благородия" принимали самое активное участие в грабежах и зверствах). Тогда же, как единственное средство защиты, населением стал применяться многочасовой и многолюдный (целыми кварталами) душераздирающий вопль-вой-стон, описанный также В. В. Шульгиным. Русских белые тоже грабили, но обычно не убивали, если только те не прятали евреев...
"Погромы совершались и частями Красной армии, но таких было немного... (автор называет три случая). Погромы в этих городах преследовали цели грабежа (т. е. красные грабили, но не убивали)...Согласно данным Комитета Русского Красного Креста в Киеве, ...всего к сентябрю 1919 г. погромы были совершены в 353 городах и местечках...регулярные войска Петлюры совершили погромы в 120 городах и местечках, ... отряды Красной армии - в 13" (и разные банды - в 220). Автор также подчеркивает, что красноармейцев сдерживало их командование. Тогда как вышеописанный планомерный погром в Киеве (октябрь 1919) закончился "лишь тогда, когда англичане в ставке Деникина заставили Деникина послать телеграмму генералу Драгомирову, командующему Добровольческими войсками "на Киевском направлении", с приказом прекратить погромы".
  Это я все к тому, что булкохрусты, естественно, обожают цитировать Полетику, когда он упоминает красный террор, при этом старательно "не замечают" у него же многочисленные описания массового террора белых (не только по отношению к евреям) - "своим" все можно. Хотя по части погромов именно красные, по данным автора, оказались, если так можно выразиться, лучшей властью. До белых и тем более до петлюровцев им было далеко...
 Заодно этими мемуарами опровергается любимое вранье булкохрустов, что якобы белый террор - это эксцессы со стороны отдельных садистов или расправы с действительными врагами, красный же - это, мол, предписанное сверху уничтожение "буржуев", многие из которых ничего против красных не делали... Евреи те в подавляющем большинстве (особенно женщины и дети) никакого отношения к красным не имели (и, наоборот, многие сами пострадали от красных как "буржуи"), однако, они организованно уничтожались белыми (если и не по инициативе белого командования, то явно с его согласия).

Почетный член
glavsnab
Один профессиональный булкохруст и "борец с режимом", именующий себя "писателем", выложил вот такую картинку:
открытия
Откуда это взято - неизвестно. Казалось бы, если верить этой таблице, то большинство открытий сделано именно в советский период. Но у булкохрустов иное "мнение":
"Единственное в чем были впереди советы, в том что сперли после ВОВ у Германии. к 80 году задел сворованного кончился, и настала жопа, как в довоенное время. В последние 5 лет совка жопа стала полной.
А как иначе, если посадить и расстрелять 120 одних только академиков?
"

Почему открытия, якобы "сворованные" у немцев после войны, относятся к 60-м, 70-м годам, булкохрусты не поясняют. Мол, советская наука держалась исключительно на ленд-лизе да репарациях, и вместе с ними закончилась. Явно подразумевается, что население "этой страны" ни на что, мол, не способно, кроме как красть чужое (булкохруст - всегда русофоб). Надо ли говорить, что такой пост был немедленно засунут в ТОП?

А при чем тут член? А вот при чем. На мой вопрос, каким образом из 98 (на 1936-й г.) академиков можно посадить и расстрелять 120, автор дал эту ссылку. Там среди великих ученых числится Н. А. Романов (более известный как Николай Второй), "почетный член с 29 декабря 1876". Было на тот момент наследнику престола Коле 8 лет (рожден в 1868). Может, он даже читать и писать уже умел ("мама мыла раму" или что тогда было вместо этого), чем не академик...
 Представьте себе, что лизоблюды из советской Академии Наук избрали бы почетным членом малолетнего сына Сталина (или, к примеру, дочь Брежнева)... Сколько этим возмущались бы "борцы с режимом"... Но "своим", как обычно, можно.
   Я как-то уже писал, что к "репрессированным академикам" разоблачители относят кого угодно (включая не имеющих никакого отношения к советской АН). Лишь бы максимально раздуть список. Часто написано что-то вроде "По непроверенному сообщению, арестовывался в начале 20-х годов". Или "Репрессирован, предположительно, до 1933 года". Или : "все эти сведения требуют документального подтверждения" (т. е. взяты с потолка)...


Кулацкий сын
glavsnab
 Очередной не желавший воевать за кровавый режим - Григорий Кисунько, будущий генеральный конструктор противоракетной обороны, Герой Соцтруда и прочее. В начале 30-х отца его раскулачили, пришлось переехать в город, где жили чуть ли не в сарае. В ВУЗ он поступил по поддельным документам (и все время боялся оттуда вылететь, если узнают, что сын кулака). А в 1938-м отца арестовали, и больше его не видели (как выяснилось спустя много лет - расстрелян).
 В 1941-м Кисунько защитил диссертацию и был назначен завкафедрой в Астрахань. а тут - война. Мог спокойно уехать в далекую Астрахань, где наверняка получил бы бронь (и куда фрицы, как известно, не дошли, хотя и собирались). Вместо этого - "из ненависти к режиму" ушел в ополчение (оттуда его, как специалиста, отозвали и отправили сперва в военную академию, затем в ПВО).
 В мемуарах Кисунько излагается и очередная "сортирная" история, услышанная им (якобы) от Хрущева. В отличии от "мемуаров Микояна", где якобы Сталину приспичило по пути на фронт, а пойти в кусты он побоялся - вдруг там мины, и наложил кучу прямо на дороге, в этой версии Сталину приспичило по пути на дачу (сколько там ехать-то, когда пробок не было и в помине), а кустах он опасался теракта, хотя кусты охранялись. Посему Сталин ... выставил из машины зад, а Хрущев с Берией, ехавшие в той же машине (?!), при этом держали его за руки, чтоб не выпал. А когда из кустов вышел охранник - спросить, не нужна ли помощь, то Берия на него рявкнул, чтоб не мешал вождю "серить". Причем между обоими версиями явное сходство, но "разоблачители" предпочитают "Микояна" (хотя он там не пишет, откуда ему-то это "известно"). У Хрущева "срущего на дороге" Сталина почти никто не видел, а у "Микояна" это якобы видели, помимо шоферов и многочисленной охраны, еще и встречающие генералы. Видимо, поэтому у сортирных разоблачителей больше в ходу вариант Микояна.

Силачка
glavsnab
Продолжаю о "мемуарах" Керсновской (начало см. в предыдущих постах).
Забыл написать, что в СССР (по дороге в ссылку, например) ей везде встречалась, конечно же, исключительно разруха, грязь, нищета. При том, что приехала она не из Парижа, а из бывшей Румынии (где, по ее же рассказам, крестьяне жили весьма бедно).
В прошлом посте я изложил ее рассказы про побег из ссылки и многомесячные скитания по Сибири. Затем ее (якобы) приговорили к расстрелу за антисоветскую агитацию (как я уже писал, некто Хохрин - начальник по ссылке - якобы написал на нее за полгода 111 доносов). В принципе, УК допускал "вышку" по 58-10 (в военное время), но на практике это бывало весьма редко даже на фронте, а тут глубокий тыл... Обычно "агитаторам" лепили по 8-10 лет (Керсновской тоже заменили на 10 лет).
Кстати, перед побегом Керсновская (якобы) собиралась зарубить этого Хохрина, да не решилась. Хохрин же тогда слышал, как кто-то вошел, но счел, что это уборщица (откуда Керсновской известно, что он слышал и что подумал? неужто он в доносе это изложил?)...
Затем, уже в заключении, Керсновской влепили еще 10 лет за то, что она кому-то сказала, что ей не нравятся стихи Маяковского, а собеседник донес (с учетом неотбытого первого приговора, получилось, что ей добавили 2 года).
Некоторые чудеса из ее отсидки я уже описал в предыдущих постах. К этому можно добавить, что Керсновская весьма часто и по любому поводу дралась - то с блатными, то с охраной и даже с офицерами конвоя. Была ими бита, в карцере сидела и т. д.
На продбазе Керсновская целыми днями таскала мешки и ящики весом по 100 и даже 114 кг (!!!). Да еще по трапам (при разгрузке вагонов). ?! На рынках, складах грузчики из Средней Азии носят мешки по 50 кг - с трудом, на небольшое расстояние (да и то, только если нужно частнику в багажник погрузить 2-3 мешка. Если мешков много - используется погрузчик). Может, конечно, она была силач-феномен. Но все остальные грузчицы тоже были женщины (как обычно у Керсновской, противоречие: хотя женщин в Норильске было очень мало, мужчинам-де эту работу не доверяли, потому что они воруют. С другой стороны, "западницы не знали колхозов, были воспитаны в уважении к собственности" - а "западники", выходит, были воспитаны совсем иначе?). И какой идиот фасовал сахар и т. д. в такие мешки, которые обычному человеку не поднять?
Конвоир зачем-то открыто подстрекал грузчиц намеренно разбить ящик с конфетами и часть присвоить (что они однажды и сделали у всех на глазах). А ничего, что по указу 1947 г. за кражу госимущества группой полагалось от 10 до 25 лет? Ладно, женщины эти все равно сидят (хотя и им зачем продлевать себе сроки), но конвоир?!
Разумеется, все приколы из ее мемуаров описать невозможно... Замечу лишь, что писала она это (якобы) в конце 60-х - начале 70-х. Т. е. через 20-30 лет после событий. За это время в памяти человека остаются лишь самые значимые события прошлого, да может, какие-то отдельные эпизоды. Но подробности (диалоги, описания людей, местности и т. д.) забываются... Зэкам, как она пишет, вести какие-то записи строго запрещалось, постоянно шмонали как их самих, так и их вещи в бараках. У нее была тетрадь с записями, сделанными ею во время работы в больнице, она ее всячески прятала, но тетрадь эту все-таки нашли и изъяли...
И последнее. В конце 50-х ей много раз отказывали в реабилитации (в инете выкладывают это, но сам приговор или иные материалы "почему-то" не публикуют). Реабилитировали ее только в 90-е.

Побег
glavsnab
Продолжаю о "мемуарах" Керсновской (начало см. в предыдущих постах).
Самое удивительное в ее текстах - рассказ о побеге из ссылки. Бежала уроженка Одессы, жительница Бессарабии, не имеющая опыта передвижения по тайге и болотам. Ослабленная голодом, тяжелым трудом на лесоповале в мороз, болезнью. Зимой, без запасов пищи, почти без денег, без документов, без карт, без знания местности, без лыж. Без знакомств среди местных жителей (которым власти велели всех подозрительных сдавать в НКВД)... Без определенной цели.
С севера Сибири (Нарым) она за полгода якобы прошла ~ 1500 км на юг Сибири (Славгород). За это время ловили ее трижды. Первый раз привели в сельсовет или еще куда-то, где под портретами Сталина и Берии сидели какие-то трое... Так главный из них заявил, что все они тоже ссыльные (?!) и тоже в свое время пытались бежать, а потому ее отпускают (?!).
Второй раз ее продержали взаперти пару дней, пока не удалось связаться с начальством. Которое, узнав, что задержана без документов баба, велело ее гнать в три шеи (шла война, и властей якобы интересовали только дезертиры).
В третий раз Керсновская пыталась себя выдать за землячку (данные и биографию которой она знала), тоже ссыльную, но жившую недалеко от места задержания (она "совершенно случайно" в ходе скитаний встретила своих знакомых по Бессарабии). Потом она решила, что разоблачена, и призналась, что она из Суйги (место, где была в ссылке). Но "совершенно случайно" там, где ее поймали, тоже имелась некая Суйга (одноименная), и там тоже жили ссыльные. И допрашивающие сочли, что она совершила не побег, а лишь самовольную отлучку в соседний поселок. Хотя они очень удивились, что в Суйге есть лесоповал, но проверять ничего не стали (ограничились предупреждением, что место ссылки покидать нельзя). Ее лишь спросили, к какому району относится эта местность - она, конечно, этого не знала, но, понятно, при этом на полу у ее ног "совершенно случайно" валялся конверт с письмом, где она прочла (в адресе на конверте) название района и ответила верно. И ее опять отпустили.
В четвертый раз ее остановила какая-то девочка и потребовала идти за ней. Керсновская вполне могла послать девочку подальше и уйти, но почему-то этого не сделала (и в итоге попала в ГУЛАГ).
С одной стороны, местные жители, даже не ссыльные, понятно, жили очень бедно, впроголодь, питались почти одним хлебом. С другой стороны, в одном селе некий незнакомый мужик (судя по всему, не начальник, а простой крестьянин) ей заявил, что в силу какого-то обычая у него за столом должно сидеть 12 человек, и поэтому пригласил на обед первых встречных: Керсновскую и еще целый ряд каких-то бродяг (не боялся, видать, ни властей, ни вшей, ни заразы).
"...хозяйка подала на стол глиняные миски с медом, разведенным водой, и все стали кро­шить в это сусло тонкие белые сушки домашней вы­печки. Хлеб, нарезан­ный толстыми краюхами, высился горкой возле меня. ...хозяйка ухватом извлекла из печи огром­ный чугун со щами и разлила их по глубоким мискам. Щи из свиной головы были до того наваристы, что можно было умереть от восторга, только понюхав их! ...хозяйка подала на деревянном блюде свинину, разделанную на куски, поставила на стол несколько солонок с солью и очищенные сы­рые луковицы. А краем глаза я уже видела огромный, глубокий противень, на котором шкворчала картош­ка, жаренная со свининой и луком."
Тут Керсновская, разомлев в тепле, уснула и не видела, кончился ли обед на этом или было продолжение банкета. Как это описание сочетается со "всеобщим голодом", она не уточняет.
Куда и зачем она шла - тоже непонятно. Якобы она (уже после побега) где-то встретила неких польских евреев, которые в ссылке не работали и не голодали, т.к. их содержали Англия с Америкой (?!). Они ей сказали, что в Томске якобы есть польский консул, и Керсновская решила обратиться к нему за помощью. ?! Она никогда в Польше не жила, гражданства не имела, документов - тоже, польского языка не знала, лишь кто-то из ее далеких предков якобы был польского происхождения... Она обходила стороной даже крупные села, а в малых стучалась лишь в крайние дома, чтоб в случае чего иметь возможность дать деру. Как же она собиралась прийти в крупный город, где полно милиции, тем более - около консульства?! Видок у нее был отнюдь не городской. Да и чем бы консул, даже если он существовал, мог бы помочь неизвестной без документов? Нет ответа.

Ссылка
glavsnab
Продолжаю о "мемуарах" Керсновской (начало см. в предыдущих постах).
1940 г. Керсновская - мелкая бессарабская помещица, живет с матерью. Румыны вынуждены вернуть СССР Бессарабию (захваченную ими в 1918 г.).
   Первое появление советских. Какие-то кавалеристы просят у Керсновской воды и сена. Она согласна дать то и другое (на сено ей предлагают расписку с последующей оплатой, но ей не нужны деньги). При этом политрук ни с того, ни с сего начинает славить партию и колхозы, а Керсновская зачем-то ехидно спрашивает, почему ж тогда в партии оказалось много "врагов народа", а на Украине в начале 30-х был голод... Еще один из пришельцев, ветеринар, при этом делал вид, что спит (не слезая с коня?), но одновременно за спиной политрука делал ей страшное лицо - мол, не болтай лишнего.
   С одной стороны, когда местным крестьянам говорили, что в колхозах получают до 2 кг хлеба на трудодень, те смеялись, ибо могли легко и 50 кг за день заработать. С другой стороны, когда Керсновская привозила в поле обед своим батракам, то туда приходили поесть и их родственники, коим никогда не хватало хлеба на зиму. Как одно сочетается с другим, автор "мемуаров" не поясняет...
   Затем помещиков выгоняют из домов в чем были (мать - в халате и тапочках, Керсновскую же и вовсе босиком). У какого-то их соседа при этом даже выворачивали карманы, чтоб ничего не вынес из своего дома... Описание очень странное, нигде более не встречающееся - у "буржуев", конечно, отнимали земли, дома и т. д., но какое-то жилье и личные вещи оставляли. После этого Керсновская (якобы) несколько месяцев ходила босая (попробуйте походить босиком, да не по пляжному песочку, а везде - с непривычки быстро ноги сотрете).
   С одной стороны, при Советах все зарабатывали очень мало, вынуждены были пойти работать женщины и старики, ранее не работавшие. С другой стороны, сама она, нанимаясь на разовые работы к частным лицам (кому дрова наколоть, кому виноградник прополоть и т. д.) легко имела рублей 200 в неделю (средня зарплата в СССР была тогда 340 р.).
   Затем мать ее уезжает в Румынию, за что Керсновская благодарит... Гитлера (мол, добился права выезда для немцев). Уезжают, однако, никакие не немцы, и вовсе не в Германию. Почему сама она не уехала вместе с матерью - неясно.
   Затем Керсновскую ссылают в Сибирь. По дороге (якобы) из вагона вывели часть мужчин, в т. ч. и стариков (и почему-то одну женщину, оставив ее детей). Больше их не видели. ?! Больше ни один ссыльный, насколько известно, о таком не вспоминает.
    Во время своих скитаний по Сибири (об этом напишу позже) Керсновская видела ссыльных эстонцев, среди которых не было мужчин от 22 до 45 лет (и думает, что их тоже "изъяли"). Но это было уже в 1942 г. - может, их просто в армию мобилизовали?
   В ссылке Керсновская валит лес. В день работающему полагалось сколько-то хлеба (Керсновская не пишет конкретно) и литр жидкого супа, иждивенцам же (детям, старикам) только 150 г хлеба. При таких нормах в блокаду народ массово вымирал, большинство предприятий остановилось. а тут лесоповал...
  Начальник (некто Хохрин), как потом выяснилось, написал на нее ровно 111 доносов (в
ыходит в среднем один донос в два дня). Последний донос, вероятно, был посвящен ее побегу из ссылки (об этом в следующем посте) - больше-то писать было не о чем. Выходит, на предыдущие 110 доносов никто не реагировал?

Переменный калибр
glavsnab
Продолжаю о "мемуарах" Керсновской (начало см. в предыдущих постах).
Некто, по ее словам, "работал контролером на изготовлении мин и дрожал от стpаха в течение всей войны, так как калибр мин постоянно менялся (чтобы немцы не могли использовать попавшее им в руки снаряжение), и если партия мин, отправленная на фронт, оказывалась иного калибра, чем минометы, то контролера, а иногда и еще кого попало, обвиняли во вредительстве и публично расстреливали там же, во дворе фабрики".
Т. е. контролер отвечал за соответствие мин ...неизвестным ему минометам, находящимся где-то на фронте (на самом деле немецкими 81-мм минами можно было стрелять из советских 82-мм минометов, а вот наоборот - никак).
Или. Зэк пустил себе кровь, жарил ее на сковородке и ел, пока не свалился замертво... У зэка, оказывается, имелась своя сковородка, да еще, видимо, и плита. Повар он был, что ли? Тогда почему голодал, находясь при пище-то?
В 1917 г. солдаты зверски убили священника: "вспоров его живот, прибили гвоздем один конец кишки и гоняли его вокруг столба, пока все кишки на столб намотались" (это Керсновской якобы рассказывала бабушка, причем тоже с чужих слов)
Или (это уже в войну): "Обвинялся он (военврач) в том, что не убил 16 бойцов, а пытался их лечить! Точнее, ему было приказано замуровать в погребе 16 солдат, больных тифом, чтобы инфекция не распространилась среди осажденного гарнизона. Больные были без сознания, а погреб был тесен, и если закрыть отдушину, то все кончилось бы скоро: еще 16 героев пали бы «смертью храбрых»." Но врач этот продолжал их лечить, за что и сел.
Еще один зэк, по его словам, был на войне ездовым, и, пока кони его паслись, "уничтожал фашистов" (т. е. стрелял в штатских немцев, причем разрывными пулями - в РККА у любого ездового их ведь навалом было). Но одна убитая им бабка оказалась не немкой, а полькой, да еще какой-то просоветской активисткой, и пришили ему террор...
Семьи каких-то азербайджанцев сослали за то, что они попали в плен в Крыму. Внимание, вопрос: откуда могло быть известно, что в плен попали именно эти азербайджанцы? "Эта воинская часть сдалась в плен, как, впрочем, сам Севастополь, да и весь Крым" (на самом деле Севастополь так "сдавался в плен", что фрицы не могли его взять более 8 месяцев). Ну и, конечно же, по Керсновской, кровавый режим посадил всех поголовно побывавших в плену, в окружении, гастарбайтерами и т. д.
Грузины при Сталине были освобождены от любых налогов.
И т. д.