June 20th, 2013

Где же остальные?!

Как я уже писал, солонинская «арифметика» в большинстве случаев весьма примитивна. Берется отчет какой-нибудь дивизии (довоенная численность, убитые и раненные за первый месяц войны, остаток на конец июля). Из этих чисел получается, что где 70 %, а где и все 90 %  либо пропали без вести, либо (что практически то же самое) об их судьбе ничего не сказано (отчеты, естественно, Солгонин подбирает «подходящие»). Отсюда «историком» делается «вывод», мол, «боевые потери многократно меньше дезертирства». Прямо объявлять «дезертирами» всех пропавших без вести Солгонин все-таки избегает, но различными «толстыми» намеками и наводящими вопросами («где же все остальные?») создает именно такое впечатление (доказательствами Солгонин и его паства себя не утруждают). При этом имеющиеся в отчетах 41-го данные об убитых и раненых выдаются за заведомо полные и достоверные.
В то же время тот же «историк» охотно присоединяется к критике в адрес Кривошеева ( http://www.solonin.org/new_sereznoe-issledovanie-po ), мол, тот оперирует недостоверными исходными данными.  Т. е. теми самыми донесениями о потерях, которые Солгонин (когда ему это выгодно) выдает за заведомо верные! Прекрасно зная об их недостоверности. Такой вот «историк».
Именно в этом состоит одна из основных претензий к Кривошееву – принятие «на веру» донесений о потерях, безо всякого их сличения с другими документами и здравым смыслом. Об этом, например, статья Лопуховского и Кавалерчика: http://podelise.ru/docs/89408/index-221.html или в книге: http://www.litres.ru/igor-pyhalov/lev-lopuhovskiy/boris-kavalerchik/viktor-zemskov/igor-ivlev/umylis-krovu-lozh-i-pravda-o-poteryah-v-velikoy-otechestvennoy-voyne/ . Например, официальный (!) историк, д. и. н. Михалев насчитал в трех фронтах, оборонявших Москву в октябре 41-го, потери свыше 800 тыс. чел., тогда как, по донесениям штабов этих фронтов, за октябрь было потеряно всего 117 тыс. Или: полк. Каширский из штаба СЗФ определил потери этого фронта за июнь-июль - 57 тыс. чел. И это не исключение – таких примеров масса. Причем известно об этом явлении стало еще во время войны. В приказе Наркома обороны № 0270 от 12.04.1942 сказано, что «на учете состоит не более трети от действительного числа убитых». Или – нач. орг.-учетного отдела Генштаба РККА полк. Ефремов в справке от 1 мая 1942 г. заключил, что данные о потерях «совершенно не соответствуют действительности»: по ним должно быть в РККА (с учетом предвоенной численности, пополнений и заявленных потерь)  - около 14 млн человек, а имеется только 9 млн.
…Брать за основу такие донесения о потерях – один из способов, которым кривошеевская команда «добивается» чуть ли не паритета потерь (наших и немецких). Охотно пользуется этим же шулерским приемчиком и Солгонин, хотя и с обратной целью. При этом «историк» сам же подробно пишет, что сплошь и рядом штабы не владели информацией о подчиненных им частях, а то и вовсе были отрезаны от них противником. Соответственно, в такой обстановке собрать достоверные данные о потерях зачастую не было никакой возможности. Т. е. имеющиеся в отчетах цифры - далеко не полные. Но это вовсе не мешает «историку», манипулируя ими, причитать «куда же подевались остальные?». Разница между двумя фальсификаторами в том, что Кривошеев все-таки вводит в расчеты некую (взятую «с потолка») поправку на неучтенные потери, а Марк Семенович такими «мелочами» не интересуется.
Ранее я уже упоминал книгу «белого» генерала Головина о русских потерях Первой мировой (войны преимущественно позиционной). В его выводах число «неучтенных» убитых даже превышает число учтенных. В условиях же маневренной войны 41-го недоучет погибших мог составлять не половину, как по Головину, и даже не две трети, как в вышеупомянутом приказе НКО. Об «остальных» в отчетах не было данных не потому, что они «разбежались» (как врет Солгонин), а потому что их судьба штабным была неизвестна.
Та же картина и с ранеными. Данные, на которые «опирается» Солгонин, обычно вполне соответствуют классическому соотношению – трое раненых на одного убитого. Но если данные об убитых, как указано выше, далеко не полные, то и о раненых – тоже. Как в силу той же обстановки, отнюдь не способствовавшей достоверному учету, так и в силу вышеуказанного соотношения 1:3.
Лопуховский приводит, кстати, несколько вариантов того, «куда делись остальные»: засыпаны или завалены на поле боя, похоронены местными жителями в воронках или траншеях, утонули в водоемах и т. д. Это их кости по сей день находят в лесах и болотах поисковики. И только такие подлецы, как Солгонин и его сообщники, могут этих воинов старательно обливать грязью.
promo glavsnab март 3, 13:27 12
Buy for 10 tokens
http://labas.livejournal.com/858074.html "...стало горько что Ю.Л.Латынина вынуждена пользоваться услугами каких-то сомнительных посредников. Вот, написал ей письмо: Юлия Леонидовна. Являясь давним поклонником Вашего таланта, я очень рад тому, что Вы снова и снова обращаетесь к…

Опять о числе расстрелянных

В статье Лопуховского (ссылки в предыдущем посте) говорится о неофициальных данных, полученных путем пересчета и проверки (устранения дублей) карточек учета потерь в ЦАМО. По ним, помимо прочего, были приговорены к расстрелу около 63 тыс. человек, а вовсе не 157 тысяч (как врали Яковлев и Солонин) и не 135 (как врали Звягинцев, Кривошеев и тот же Солонин). По сообщению Лопуховского, эти данные Минобороны не публикует, ибо они заметно противоречат кривошеевским. Правда, 63 тыс. – это только расстрелянные солдаты и сержанты, без учета офицеров, но офицеров в тех картотеках примерно в 13 раз меньше. Данные, конечно, неофициальные, можно Лопуховскому не верить, но ведь ни Яковлев, ни Кривошеев вообще ни на что не ссылаются (и Звягинцев – тоже, судя по отсутствию какого-либо ответа солонистов об его источниках). Если же выяснится, что Лопуховский прав, то число расстрелянных – 4 дивизии, а не 10 вовсе. А лгуны завысили данные в 2-3 раза или просто взяли их «с потолка».
---------------------------------------------------------------
Апдейт: попалась цитата из Звягинцева - http://ryurikov.livejournal.com/99860.html - статистика осужденных по годам и по видам преступлений. Из 2,53 млн. осужденных, по данным Звягинцева (не только к расстрелу и не только военнослужащих) за всю войну (а в 1945, возможно, и до конца года):
1) половина (даже чуть больше) - уголовники,
2) около трети - воинские преступления (дезертирство, членовредительство, халатность командира и прочее).
3) контрреволюция - менее 20 % , или около полумиллиона человек. Причем наверняка большинство из них осуждено за т. н. "агитацию" (анекдоты про Буденного и прочую болтовню). Другие статьи из этого раздела - измена Родине, переход на сторону врага, шпионаж.
Статистика по расстрелам (распределение их на воинские, уголовные и контрреволюционные преступления) не указана, но за болтовню стандартно давали 8-10 лет (самый известный пример - Солженицын).
Про обилие дезертиров все уши прожужжал сам же Солонин. Про изменников - тоже. Про самострелов полно упоминаний в мемуарах. Однако "историк" пытается всех осужденных, даже карателей, изобразить жертвами "фальсификаций НКВД" (которое ни воинскими, ни уголовными преступлениями не занималось, только "контрреволюцией" - а таких дел, повторю, было менее 20 %). Что свыше половины осужденных - уголовники, Солгонин, конечно же, "не заметил".

Где же остальные-2

В спорах с солонистами они часто наскакивают на меня с петушиным задором: мол, где же остальные? Они что, героически погибли? Сколько я им не твердил, что гибнут не обязательно героически (как и в плен попадают не обязательно по трусости) - "не понимают". Вот пример, рассказанный когда-то моим покойным дедом. Часть, где он воевал, куда-то перебрасывали на машинах. В соседнюю машину прямым попаданием угодила бомба - все в ней находившиеся погибли на месте, дед же "отделался" контузией (навсегда оглох на одно ухо, однако воевал до Победы, да еще после войны несколько лет отслужил - нужен был, не отпускали). Так вот, погибли в тот день дедовы однополчане не героически - никакого подвига они при этом не совершили, и даже в бою не участвовали, и противнику никакого вреда не нанесли - они просто ехали в машине. Тем не менее, погибшие заслуживают всяческого уважения - они не уклонились от призыва, не удрали на "ташкентский фронт", не дезертировали и не драпали, они честно исполняли приказы...
Кстати, с войны дед привез (кроме наград) ... бритву. Обыкновенную безопасную, под сменные лезвия. У нас, судя по фильмам, тогда таких не было - брились опасными. И больше ничего - всю жизнь дед был бедняком. Хотя войну окончил майором - при желании мог поживиться, наверное. И сколько было таких дедов? Но Солонины чуть ли не всю РККА записывают в мародеры.

Очередной шедевр

Наш фигурант выложил главу из новой "книги" - http://www.solonin.org/article_zapadnyiy-front-itogi-esche . Текст большой - около 3600 слов. "Историк" подробно пересказывает события конца июня-начала июля 41-го (окружение и разгром наших войск в районе Минска). Приводит обширные цитаты из немецких донесений (как обычно, берется за аксиому, что они на 100 % достоверны). С плохо скрываемой радостью перечисляет наши потери. Если в какой-то дивизии после выхода ее из окружения оставалось воинов, по мнению Солонина, "слишком много" - объявляет эти данные неверными. Старательно перечисляет (с указанием ФИО и должностей) десятки наших генералов и полковников, погибших, пропавших без вести, попавших в плен, раненных, репрессированных. С плохо скрываемой радостью приводит массу информации о потерях вермахта (несколько десятков, порой несколько сотен человек на дивизию в день).
"Все это обилие цифр приведено совсем не для того, чтобы просто утомить читателя." А для того, чтобы сравнить немецкие потери с нашими и в очередной раз заявить, что в РККА "пропавших без вести было во много раз больше, чем убитых". И что из этого? Такая-то дивизия, цитирует Солгонин, "имеет незначительные потери убитыми и ранеными, остальные потеряны, попали в окружение (так называемые без вести пропавшие), пробились к другим частям или ходят по дорогам и лесам и ищут свои части".
Черт, негодная цитата - о дезертирах-то ни слова. Но кто ищет, тот всегда найдет. Уровень "находки", однако, впечатляет: не армия, не корпус, не дивизия даже, всего лишь полк. В нем убитых и раненных (неизвестно за какой период!) примерно 140, а пропавших без вести около 1000 (соотношение 1:7). "Есть все основания полагать, что большая часть пропавших без вести разбежались, дезертировали с поля боя и находятся в лесах в районе действия дивизии".
Ура! Нашел-таки "нужное" Солгонин. Правда, это всего лишь один полк, да и то не факт, а предположение. К тому же в штате полка было втрое больше народу, чем все эти потери (исходная численность не указана, если была штатной - то две трети оставались в строю, но "историка" сие не интересует, конечно же). Ссылка на источник "по-книжному" дана циферками, но это ведь еще не книга, а только отрывок, списка источников нет, проверить правильность цитаты (а также - что еще написано в документе) невозможно.
Ну и далее делается "вывод", что "рассеявшихся" было в 4-5 раза больше, чем убитых и раненных. Все это, правда, подается с многочисленными оговорками о предположении, "зыбком и недоказуемом допущении" и т. д. Число тех, кто "покинул свою часть", но не попал в плен, Солгонин назвать не может. Вынужден признать, что десятки тысяч вышли из окружения, кто-то пошел в партизаны и т. д. Таким образом, данная солонина состоит на 90 % из пересказа давно известных, зачастую посторонних сведений (при чем тут репрессированные генералы? ранено было пятеро из высшего комсостава - и что из этого?), а также одной-единственной цитаты (с упоминанием предполагаемого дезертирства в одном полку) и всяческой игры словами.
"Покинувшие свою часть" - это кто? В мирное время понятно: вышел за забор - значит, покинул (что тоже отнюдь не равносильно дезертирству). А на войне? Если имеет в виду дезертиров, так бы и написал. Разными расплывчатыми формулировками ("покинувшие часть, рассеявшиеся), подаваемыми в одном флаконе с цитатой о дезертирстве, "историк" у читателей создает "нужное" впечатление. Но и задний ход всегда можно дать - он же не писал такого, что дезертиров было 80 %. А если кто-то так понял, сам дурак.
Вот еще прекрасный "аргумент":
"ни одного противоположного "частного случая" - примера дивизии, в которой потери убитыми и ранеными были бы больше числа разбежавшихся - пока еще никто не нашел".