June 27th, 2013

Адвокат

...немцам было бы намного сложнее взломать линии наших УРов, если бы все бойцы и командиры РККА, оборонявшие УРы доблестно сражались (а не бежали в тыл, как это сделал комендант Брестского УРа генерал-майор Пузырев, оказавшийся с частью своих подразделений в течении 22 июня в г.Бельске (40 км от границы), а его заместитель генерал-майор Михайлов ранним утром 23 июня уже за Белостоком (более 100 км от границы).
Это мне (со слов Солонина) возражает один из солонистов при обсуждении очередной статьи "историка" на сайте ВПК. Типа, пытается доказать, что "почти все драпали). Но, конечно, Солгонину на слово мы не поверим. Ищем источник и смотрим, что там написано на самом деле. В данном случае (про Пузырева) - это Сандалов Л.М. "Боевые действия войск 4-й армии" http://rkka.ru/oper/4A/ch7.htm .
"...слабая связь командования и штаба армии с соединениями и частями окружного подчинения, находившимися в полосе армии. Эти войска, за исключением 14-го механизированного корпуса, несмотря на оперативное подчинение армии, руководствовались только указаниями своих фронтовых начальников. Они в первые же два дня войны ушли в тыл через Пинск или через Беловежскую пущу и получили от штаба фронта новые задачи."
И далее (в частности) про то, что Пузырев с частью сил УРа отошел... . Не "сбежал", а отошел, и не самовольно, а по команде свыше. А Солгонин, как обычно, выдернул цитату из контекста. И, кстати, отход Пузырева не помешал части сил УРа (тех, кто успел, видимо, занять ДОТы) сражаться героически (о чем даже Солонин пишет). Тем не менее, надолго задержать немцев они не смогли.
Весь комсостав Брестского УР в инете перечислен - вплоть до лейтенантов. Никакого заместителя "генерала Михайлова" у Пузырева никогда не было. Солгонин же упоминает генерал-майора И. П. Михайлина (а не Михайлова вовсе). Михайлин - помощник комфронтом по укрепрайонам. Согласно мемуарам Болдина, Михайлин, отступая с войсками, погиб 23 июня под Белостоком. Солгонин гонит дуру, это мол, более 100 км от границы, солдат столько не протопает. А почему, собственно, Михайлин должен был находиться на границе, он пограничник разве?! Болдин пишет - война застала Михайлина на одной из строек. Но Солгонин эту фразу "почему-то" не цитирует. О Михайлине можно прочесть следующее http://www.beresta.by/?p=51 :
"22 июня Михайлин, несмотря на царившую неразбериху, хаос, нехватку оружия, отсутствие связи с командованием округа, сумел организовать разрозненные воинские подразделения и отразить несколько атак врага. Бои продолжались до поздней ночи. Ночью оставшиеся в живых полторы сотни красноармейцев оставили позиции и вышли на рубеж Соколка-Крынки и закрепились юго-западнее Соколки и 23 июня утром тут же вступили в бой."
Т. е. Солгонин, естественно, оклеветал и отступившего Пузырева, и (что особенно подло) сражавшегося и погибшего Михайлина. Солонинский же добровольный адвокат эту клевету повторяет, причем слышал звон - не знает где он (переврал все даже по сравнению с солониной). Однако, благодаря его попыткам отмазать клеветника, вскрылась еще одна солгонинская клевета (на Пузырева и Михайлина). И так всегда - при обсуждении любых "статей историка". Это я называю - наступать на грабли, чем солонисты постоянно и заняты.
....
Апдейт: Бельск действительно примерно в 40 км от тогдашней границы, но вовсе не к востоку от Высокого (где находился штаб УРа), а к северо-западу (ныне это Польша). Солонин "почему-то" умалчивает, что граница имела форму обращенного на запад выступа. Кроме того, Пузырев еще раз упоминается у Сандалова, хотя и в другой книге - в июле он руководит рытьем противотанковых рвов под Пропойском. "Пузырев подчиняется фронтовому инженеру... Где ему приказано, там и строит". Т. е. никуда Пузырев не драпает, он действительно получил от штаба фронта новые задачи, он выполняет приказы...
...
Апдейт2: В опусе "Анатомия катастрофы" Солгонин "развил" клевету на Михайлина:
"Генерал Михайлин не отступал «вместе с войсками». Он их явно обогнал. Командный пункт Болдина, как помнит внимательный читатель, находился в 15 км северо-восточнее Белостока, т.е. в 100 км от линии дотов Гродненского, Осовецкого, Замбровского и Брестского укрепрайонов."
Внимательный читатель (а также тот, у кого есть карта или не лень ее в интернете найти) знает, что Гродненский УР, названный первым, располагался вдоль реки Бебжа - от штаба Болдина до него никак не 100 км, а 30-40. Но историка интересует не истина, а сбор любого "компромата" на РККА. Далее он пишет, что якобы Болдин, выгораживая-де михайлинскую трусость, пытается его выдать за военного строителя, хотя  тот к строительству никакого отношения не имел (Болдин такого не писал, это Солонин по себе судит). Не проще ли Болдину в таком случае было вовсе Михайлина не упоминать или написать просто про его гибель, не поясняя, откуда тот приехал?
Вот еще воспоминание (http://rusloh.pochta.ru/egorov.htm):
"Между Белостоком и Гродно курсировал по­мощник командующего округом по укрепленным районам ге­нерал-майор И. П. Михайлин, лично осуществлявший кон­троль над качеством и темпами работ. Строительство укреп­лений продолжалось и в ночь на 22-е."
Т. е. он занимался именно строительством. Врет не Болдин, врет Солонин.
Штаб Болдина находился как раз примерно посередине между Белостоком и Гродно. И если Михайлин ехал из Гродно, то он перемещался западнее, а не восточнее. Обвинять его в драпе можно только в том случае, если он тем самым нарушил данные ему приказы. Но таких данных у Солгонина НЕТ!
Насчет 100 км - все то же примитивное жульничество, что и с Пузыревым. Граница вовсе не шла строго с севера на юг, а был выступ - там граница была с трех сторон. Всегда можно указать некое "расстояние от границы", не поясняя "почему-то", что это до самой дальней. Что Солонин и делает.
promo glavsnab march 3, 13:27 12
Buy for 10 tokens
http://labas.livejournal.com/858074.html "...стало горько что Ю.Л.Латынина вынуждена пользоваться услугами каких-то сомнительных посредников. Вот, написал ей письмо: Юлия Леонидовна. Являясь давним поклонником Вашего таланта, я очень рад тому, что Вы снова и снова обращаетесь к…

Познавая в сравнении - 3

"За пять недель прошли с боями 700 километров; темпы наступления советских войск превышали темпы продвижения танковых групп Гудериана и Гота по маршруту Брест - Смоленск - Ельня во времена «блицкрига» летом 1941 года."
Это написал Пауль Карел, бывший эсэсовец и гитлеровский пропагандист. Как ни странно, у Марка Семеновича иное мнение ( http://vpk-news.ru/articles/16486 ):
"На рубеж Витебск, Орша, река Днепр немцы вышли к 10 июля 1941 года. Темпы – в два раза выше, чем в операции «Багратион».
Очевидно, кто-то из них, мягко говоря, не прав.
Попробовал проверить, у меня получилось вот что:
1944: наше наступление с 23 июня по 30 июля, от Витебска до Варшавы, т. е. 38 дней и 800 км (причем Солонин врет, что 40 дней и 500-550 км) - темп 21 км/день. 1941: немцы прошли от Бреста до Смоленска, с 22 июня по 16 июля (25 дней и 680 км), т. е. 27 км/день. Выходит, Пауль Карел неправ - все-таки немцы в 1941-м продвигались ~ на 30 % быстрее, чем наши в 44-м (что и неудивительно, ибо напали они внезапно и прорывать оборону им было не надо). Но Солонин-то уверяет, что вдвое быстрее!!! Как в анекдоте про продавщицу советских времен, у которой 40 + 40 - не 80 копеек, а рубль сорок.
...
Апдейт: меня поправляют, что от Витебска до Варшавы - это по диагонали, ни одна часть так не наступала (я взял указанные Солониным крайние точки, не проверяя по карте). Но и от Бреста до Смоленска - это тоже по диагонали, а не строго с запада на восток. Я предлагал сторонникам Солонина привести проверяемый расчет, подтверждающий "вывод" о том, что немцы в 41-м наступали вдвое быстрее (естественно, считать надо по одинаковым правилам для обеих сторон...). Но что-то так и не дождался... Не сходятся у них, видать, концы с концами. И почему у немцев Солонин считает только 18 дней (с 22 июня по 9 июля 1941), а у нас - 38 дней (с 23 июня по 30 июля), да еще "округляет" до 40 дней?! В 44-м за те же 18 дней наши прошли ~ 400 км на запад (напр., Орша-Лида или Могилев-Вильнюс). Это 23,5 км/день (причем по прямой). Если считать одинаково, то никак двойные темпы у немцев не выявляются.
Берем все растояния по прямой с запада на восток, без учета дорог, лесов и т. д. От Бреста до Днепра 466 км (это Речица, немцы ее заняли только в конце августа, но дадим им фору). От Августова до Могилева - 490 (Могилев немцы тоже заняли несколько позже, ну да ладно). От границы в районе Алитуса до Орши - 476 км. От границы в районе Каунаса до Витебска - 465. В среднем по этим линиям - 475 км, или 26,4 км/день. Все расстояния мерил по Яндекс-картам.///Теперь точно также считаем 44-й, те же (!) 18 дней, "место действия прежнее" (наши начали на день позже, т. е. 18 дней - это к 11 июня). По Хронике ВОВ в Википедии, фронт тогда проходил через Вильнюс (там еще шли бои), Лиду, Слоним (уже были освобождены). От Витебска до точки севернее Вильнюса по прямой 314 км, от Днепра восточнее Бобруйска до Слонима - 330, от точки восточнее Могилева (примерно посередине между реками Днепр и Сож) до Лиды - ок. 380 (карту операции брал тоже из Википедии). В среднем 340 км, или 18,9 км/сутки. Т. е., немцы в 41-м наступали (грубо) на 40 % быстрее, чем наши в 44-м. А вовсе не в два раза, как врет Солонин (в прошлый раз у мена получилось - на 30 %, что тоже гораздо ближе к истине, чем солонина - это при том, что я не корчу из себя историка и ошибки свои признаю). Учитывая обстоятельства (внезапное нападение, отсутствие подготовленных линий обороны, командиры кто на городских квартирах далеко от частей, кто в отпусках, кто на учебе, часть войск на полигонах, на строительстве и т. д., солдаты - необстрелянные "срочники", многие прослужили всего 1-2 месяца, боеприпасы на складах, а кое-где их нет вообще и т. д.) - соотношение очень неплохое для РККА. Либо немцы в 44-м тоже в большинстве своем "разбегались и драпали", либо в 41-м не было ничего подобного. И Солонин в очередной раз сам себя высек, предложив такое сравнение.

Генеалогия

Помню, как-то раз один из критиков солонины по ошибке назвал историка Марком Соломоновичем. Ой, что было! Негодованию Солонина не было предела. Мол, даже в книге написано, что его отца звали Семен Маркович. Не иначе, зловредный критик специально отчество переврал, за ним стоят темные силы. И т. д.
А мне тут попалось в интернете про происхождение фамилий. Утверждают, что Солонин - от имени Солоня, а Солоня, в свою очередь - просторечие от имени Соломон - мирный (др. евр.). Так что, возможно, очень дальний предок Марка Семеновича - как раз некий Соломон. Русские знатные князья, ведущие свою родословную якобы от легендарного Рюрика, очень этим гордились и называли себя Рюриковичи, хотя имя Рюрик вроде никто из них не носил. Солонин же, когда случайно назвали его Соломоновичем, почему-то очень обиделся.
Однажды что-то я искал в сети, связанное с сим историком, а попался сайт про самарское кладбище, где, в частности, покоится Солонин Мордух Вульфович, умерший в 1955 г. (царствие ему небесное) - http://toldot.ru/urava/cemetery/graves_99531.html  . Это, видать, уважаемый предок нашего фигуранта. С одной строны, прискорбно, что большую часть своей жизни Мордух Вульфович провел при ужасном кровавом режиме. С другой - несмотря на то, что (как всем известно), Красная Армия поголовно ненавидела сей кровавый режим и массово разбегалась, все-таки до Самары освободители от оного режима, слава Богу, не добрались. Так что Мордух Вульфович и скончался в преклонном возрасте, через много лет после войны, и похоронен был как подобает, а не во рву каком-нибудь брошен.

"лишая павших их честного имени, а заодно бросая тень на выживших..."

Публикую присланную мне статью. Автор - Дмитрий Туренков.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
История одной лжи, или "часы у них не той системы".

Дата 27 июня для меня особенная. В этот (шестой) день войны, мой дед мог сгинуть в окружении в Литве. Вопреки всему, вместе с четырьмя другими офицерами из состава оперативной группы штаба 12-го мехкорпуса, ему удалось пробиться к своим и доложить о том, что произошло во второй половине дня 27.06.1941 южнее местечка Барисяй (в 20 км северо-восточнее Шауляя). Потом будут бои под Валдаем, Калинином и Клином, окружение под Ржевом, Воронеж и Сталинград, Прохоровка и Великобукринский плацдарм, танковый прорыв от Люблина к Варшаве и Восточная Пруссия, радость Победы и поверженный Берлин, а пока - клеймо "окруженца" и проверки по всем инстанциям, затянувшиеся на две недели. Тем не менее, уже 17.07.41 приказом по личному составу Северо-Западного Фронта № 075 деда назначают командиром танковой роты 23-го отдельного разведбатальона.
Сегодня некоторые (скорее писатели, чем историки) пытаются второй раз убить погибших под Борисяем, лишая павших их честного имени, а заодно бросают тень на выживших. При этом интересна позиция таких людей: если существует две версии события, они непременно выбирают ту, которая укладывается в их "мировоззрение", пусть даже вопреки логике и фактам. События 27 июня являются тому очередным подтверждением.
Приведем цитату из воспоминаний командира 15-й роты 3-го пехотного полка 21-й пехотной дивизии обер-лейтенанта Ритгена (Ritgen), которая описывает документально неподтвержденную, немецкую, версию случившегося в тот день:
"Это случилось, в 10.30 в лесу около Кекавы (Kekau), примерно в 20 км от Риги, когда произошла краткая остановка. Подразделения и части, несколько растянувшиеся из-за быстрого темпа, сомкнулись и построились для атаки и броска на Ригу... Пока они стояли, произошел инцидент, характерный для тогдашней обстановки. Из леса послышался шум моторов, и прежде чем мы поняли, что происходит, из лесной просеки выкатились на наше шоссе три закрытые легковые машины. Команда, отзыв, оружие взято наизготовку, возбуждение там и тут, и загадка уже разрешена. Русский корпусной штаб, ничего не подозревая, попался нашей маршевой колонне, и мгновенно был окружен нашими солдатами. Сопротивление и бегство были невозможны. Так дешево в дальнейшем мы никогда не брали в плен русских генералов – им пришлось с их автомашинами включиться в нашу маршевую колонну и под охраной участвовать в броске на Ригу”. Кто тогда попал здесь в плен, не догадывался никто. Сегодня это довольно ясно – генерал-майор Шестопалов, командующий 12-м механизированным корпусом с его ближайшим штабом" (из книги Allmayer Beck Christoph Die Geschichteder 21 Infanterie Division München: SchildVerlag 2001).
В том, что это - фашистское вранье в лучших традициях Геббельса, можно легко убедиться. Например, ознакомившись с "Журналом боевых действий 12 механизированного корпуса за период с 18.6 по 12.7.41 г. с приложением схем", на 33 листах. (ЦАМО, фонд 3447, дело 30, единица хранения 266019с). На стр. 13 читаем:
Шестопалов1

Итак, на 14.00 27.6.41 полковники Гринберг и Разинцев, вместе с прочими офицерами, среди которых – внимание любителей плясок на костях – был и мой дед, видят Шестопалова в оперативной группе у Борисели (лит. Barysiai) под литовским Шауляем. Так кого же "взяли в плен" четырьмя часами ранее под Ригой солдаты немецкой 21-й пехотной дивизии? Видимо, фашист так перегрелся на июньском солнце, что в каждой захваченной машине ему стал мерещиться русский генерал.
Что же на самом деле случилось с оперативной группой штаба 12-го мехкорпуса во второй половине дня 27 июня? В том же "Журнале боевых действий 12 мехкорпуса" имеется ответ: оперативная группа, оставшись без прикрытия своих частей, была окружена в лесу южнее Барисяй и в ходе боя уничтожена. По словам моего деда А. С. Туренкова (на 22.06.41 старшего лейтенанта, пом. начальника оперотдела штаба 12 МК по шифрслужбе), зафиксированным в вышеупомянутом документе, в ходе боя командир корпуса (генерал-майор Шестопалов Николай Михайлович) был дважды ранен, также получили ранения многие находившиеся в окруженной оперативной группе. Позднее факты ранений подтвердят сами офицеры из опергруппы, последний из которых (в тяжелом состоянии) выйдет в расположение наших частей в начале августа. Перед боем дед успел сжечь корпусные шифрограммы. Его слова подтвердил еще один младший офицер, с которым деду удалось вырваться из окружения.
Подробно о деталях боя окруженного штаба корпуса на сегодняшний день написано, пожалуй, только в художественной литературе, поэтому серьезно этот источник мы рассматривать не станем. Упомяну лишь, что согласно одному из них, Шестопалов лично принимал участие в бою и был тяжело ранен осколком мины. Другое художественное произведение уточняет: видя бессмыссленность дальнейшего сопротивления, Шестопалов отдает приказ на прорыв и его, тяжелораненого, пытаются вынести на носилках. В любом случае, нам доподлинно известно, что комкор Шестопалов скончался от ран 12.07.41 в госпитале шауляйского лагеря для военнопленных Дулаг 102.
Шестопалов2
Таким образом, если верить «мюнхаузену» из  немецкой 21 ПД, совершенно неясно, от каких ранений скончался выехавший из леса и без единого выстрела захваченный Шестопалов и почему местом его смерти значится госпиталь в том же Шауляе, а не Рига, до которой (якобы) генерал не доехал каких-то 20 километров.
В рассекреченном в мае 2012 года деле по 12 МК - "Боевые донесения и донесения о потерях личного состава командира и штаба корпуса с приложением схем", на 25 листах (ЦАМО, ф.3447, оп. 1, д.2, ед.хр. 584/382857с) на стр. 8 также приводятся обстоятельства гибели оперативной группы штаба, в частности, указано время начала боя между немецкими частями и окруженной оперативной группой и количество попавших в окружение.
Шестопалов3

Немецкая танковая колонна "неустановленной силы» при поддержке не менее шести ПТО, судя по карте боевых действий корпуса из того же архивного дела, прошла в непосредственной близости от западной опушки леса, где разместился штаб, и к 17.00 находилась уже примерно в 5 км северо-восточнее Барисяя, у Идвейне/Гедвенес (сегодня Gedvainiai). Возможно, из танков заметили движение в лесу, о чем сообщили идущим следом пехотным частям. Немецким танкистам была поставлена задача более важная, чем прочесывание окрестных лесов: захват переправ через р. Мужа.
В заключение скажу, что человек я не кровожадный и обрывать руки любителям повоевать с мертвыми не призываю. Руки им еще понадобятся. Скажем, в забое или на лесосеке.
Дмитрий Туренков
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
(пояснения в следующем посте)

"Руки им еще понадобятся..." (пояснения к предыдущему посту)

К сожалению, Туренков не называет конкретно "писателя, любящего повоевать с мертвыми". Но догадаться нетрудно.
Об этой истории я уже писал тут: http://glavsnab.livejournal.com/9192.html
Если вкратце: все советские источники (о том, что штаб оказался в окружении, а сам Шестопалов был тяжело ранен) - Солонин без всякой мотивировки отверг, обзывая домыслами и т. п. Зато ухватился за рассказ какого-то немца о том, как якобы к ним под Ригой попали в плен некие генералы, выехавшие из леса, и как только через 60 лет (!!!) рассказчику почему-то вдруг "стало ясно", что это были Шестопалов и Ко. Этого Солонину было вполне достаточно для "предположения", что комкор и штаб бросили свои войска и драпанули в Ригу, но по пути туда без всякого боя сдались в плен. А когда Туренков-младший прислал Солонину найденный в ЦАМО документ, в коем сказано, что дед его и еще один офицер, пробившись к своим, доложили, что штаб корпуса сражался в окружении под Шауляем (от Риги 130 км) и что при этом сам комкор был дважды ранен, как и многие другие командиры. Т. е. рассказ этих двух свидетелей, сделанный ими по горячим следам и зафиксированный в документе (!), категорически опровергает немецко-солонинскую клевету на Шестопалова, зато полностью подтверждает то, что писали об этом в советских/российских источниках (и что Солонин обозвал "домыслами и легендами").
Солонин полученный от внука документ опубликовал, но при этом явное вопиющее противоречие со своей (недельной давности) ложью - нагло проигнорировал, зато испещрил документ "комментариями" в своем обычном гадком стиле. Туренков-внук, конечно, протестовал. На что "историк" его попросту "послал" - дескать, мой сайт, что хочу, то и делаю.
В общем, характерный пример того, как Солонин пишет историю исключительно "с опорой на документы".