September 30th, 2013

Голодомор в Красной армии

Продолжаем чтение письма фронтовика Андреева (http://www.solonin.org/live_zhelanie-rasskazat-poka-esche ):
...в Чирчике нас и до войны держали в голоде. Обычно, опорожнив свою миску через край (ложек не было), стремглав бежали к кухне. Просить добавку сбегался весь полк. Повара выставляли помои с котлов. Счастливец хватал и, убегая, через край выпивал содержимое.
В том же 2011 г. подробные мемуары того же Андреева (аж 94 страницы мелким шрифтом) были выложены тут: http://iremember.ru/artilleristi/andreev-petr-kharitonovich.html .
По вопросу питания в Чирчике (куда автор попал на срочную службу в 1940 г.) там сказано:
На каждый стол, на десять человек, подавался бачок с кашей или картофельным пюре, хлеб и сахар по весу...Разложив кашу по мискам, один хватал бачок и бежал на кухню за чаем...
...после завтрака или обеда успевали попытать счастья, получить добавку у раздаточного окна кухни. Удавалось это редко, так как у раздачи оказывались почти все курсанты и половина солдат с батарей. Были, правда, шустрые ребята, которые этим благом пользовались почти каждый день. Курсант Бембель, небольшой - ростом всего 1.55 м, успевал съесть свою порцию, получить добавку, примерно 30 солдатских порций...

С одной стороны, в качестве добавки якобы давали помои, с другой - добавка могла составлять и 30 (!!!) солдатских порций. То, что "помои" выпивались немедля, читатели солонины, конечно же, поймут так, что солдаты до такой степени голодали. Но в более подробной версии Андреев пишет, что времени на обед давали мало, и нельзя было опоздать в строй, иначе наряд.
Кроме того, один курсант постарше просил офицерских жен купить ему хлеба в ларьке, что те и делали.
Однажды он и мне принес кусок хлеба, граммов пятьсот. Я сразу съел грамм пятьдесят, а остальное аккуратно завернул и положил на свою прикроватную полочку. И чувство голода прошло. Двое суток я жил спокойно, съедая по 50 г хлеба в день, конечно, как добавку к обычной солдатской норме.
На третий день оставшийся хлеб сперли. Но два дня он пролежал совершенно открыто, и никто его не трогал. Это - голод? При голоде хлеб бы пропал немедля, стоило владельцу отвернуться. Да и не стал бы раздобывший хлеб делиться им с другими голодающими, да еще по полкило в руки.
С одной стороны:
мы все время ходили голодные. Молодые, двигались почти круглые сутки, а питание было такое, что, сейчас мне кажется, что на такой пище даже старику при сидячей работе было бы не прожить.
С другой стороны:
Уже в более зрелые годы анализируя происходившее в то время, приходишь к выводу, что того питания нам видимо хватало. Слабости не чувствовали. Хорошо бегали, прыгали. Не чувствовали большой усталости проведя без сна по несколько суток или совершив шестидесятикилометровый переход по гористой местности с полной солдатской выкладкой.
И то, и другое написано на одной странице. Понимай как знаешь. При желании можно выбрать цитату на любой вкус: "доказывающую" как голод в РККА, так и относительную сытость. На сайте Солонина, разумеется, написано про голод. При этом, чем конкретно кормили солдат в Чирчике, там не указано.
P. S. Дальше - больше. Андреев сообщает, чем питался в детстве в деревне: вареная картошка, овощной суп (в большой горшок добавляли немного сала или льняного масла), кусок "хлеба" из той же картошки (с небольшой добавкой муки). Плюс летом ели чуть ли не все, что росло на земле или на деревьях... И при этом с четырех лет пасли скот и помогали в разных сельхозработах.... Почему ж после этого вышеописанный солдатский паек ему казался голодом? 
promo glavsnab march 3, 13:27 12
Buy for 10 tokens
http://labas.livejournal.com/858074.html "...стало горько что Ю.Л.Латынина вынуждена пользоваться услугами каких-то сомнительных посредников. Вот, написал ей письмо: Юлия Леонидовна. Являясь давним поклонником Вашего таланта, я очень рад тому, что Вы снова и снова обращаетесь к…

Двоякие мемуары

Андреев на сайте Солонина:
В первые дни июля дивизию привезли в Москву. Неделю не разгружались. Составы возили вокруг города, даже пошли слухи, что отправляют обратно. Наконец разгрузились в Кубинке.
В комментах солонинцы очень возмущались таким бардаком.
Тот же Андреев http://iremember.ru/artilleristi/andreev-petr-kharitonovich/stranitsa-15.html :
На пятые сутки эшелон прибыл в Москву. Ночью наш эшелон долго гоняли с одной станции на другую, а к утру поставили в какой-то тупик. ... Через сутки нас снова в эшелонах отправили на запад и поставили под разгрузку на станции Кубинка.
Т. е. не разгружались не неделю, а всего сутки. Чему же верить, дорогая редакция? Похоже, автор так увлекся обличением кровавого режима, что сгущает краски. Либо Солонин "отредактировал".
Прочесть у Андреева можно и другое:
При отступлении мы целый месяц, день в день, месили болотную грязь в тылу врага, в лесах и болотах Брянщины, без продуктов, одежды и обуви, но я ни разу не слыхал жалоб своих товарищей. Все воспринимали трудности как должное. Можно возразить - скрывали свое настроение. Думаю, что нет. Мы были очень близки друг с другом. Да и у каждого была возможность поискать другой жизни. Уйти можно было в любое время. У нас было - я говорю о своем дивизионе, 32 человека уроженцев Смоленской области и 39 украинцев. Родные места и тех и других были не дальше, чем линия фронта на востоке, если она существовала в то время. Можно было просто уйти, и линию фронта переходить не надо, но никто об этом и подумать не мог. Все мысли были направлены только на одно - как быстрее соединиться со своими и дать бой врагу.
А где же всеобщая ненависть к кровавому режиму и повальное дезертирство, о которых вещает Марк Семеныч? Нету и в помине. Правда, и таких цитат из Андреева на сайте Солонина тоже нет, "естественно". Есть там совсем другое:
У нас из дивизиона дезертировали только 6 человек – комиссар, начальник штаба и четыре солдата (узбеки).
На т. н. "массовое дезертирство" тоже никак не тянет (штат дивизиона - более 500 человек), зато солонинцы вдоволь позубоскалили насчет "дезертирства комиссара".
В то же время:
Любил выпить командир дивизиона, но особенно сильно грешил этим политрук - старший лейтенант (фамилию не помню). ....очень скоро комиссар исчез. Нам сказали, что его взяли на учебу. Мы в этом очень сильно сомневались.
То ли комиссар, то ли политрук, то ли вообще старлей, "фамилию не помню", но раз "исчез" - значит, дезертировал...