June 3rd, 2018

Обрезание

Стоило мне написать, как "историки" вроде Солонина обрезают цитаты, оставляя только "подходящий" для их пропаганды компромат, как немедля в коменнты прибежал поклонник Солонина и стал меня отчитывать: дескать, как я смею клеветать на великого историка... При этом солонист абзацами копипастил именно такие цитаты, отобранные Резуном и Солониным, и сопутствующие завывания, как в РККА было "все плохо".
Например, солонист пишет:
"17 ноября 1941 г. начальник Политуправления Западного фронта дивизионный комиссар Лестев в докладе "О политико-моральном состоянии войск" писал: "Тяжелораненые или раненые в ноги, которые не могли идти и даже ползти, в лучшем случае оставались в деревнях или просто бросались на поле боя, в лесах, и погибали медленной смертью от голода и потери крови. Все это происходило на глазах у людей и являлось одной из причин того, что многие красноармейцы и командиры стремились уклониться от боя, ибо в ранении видели неизбежность гибели"."  Обращу внимание (вдруг Вы не заметите?) - это доклад по важнейшему вопросу (касающемуся ГЛАВНОЙ причины КАТАСТРОФ 41-го), обобщающий ситуацию по целому (причём ключевому) ФРОНТУ, составленный НАЧАЛЬНИКОМ политуправления ФРОНТА"
Сразу вопрос: а что еще писал в том докладе Лестев? Гуглим. Во-первых, конечно же, "обрезано" название документа. Полностью так:
"О политико-моральном состоянии войск и характеристика ком. нач. состава, вышедшего из окружения".
Т. е. речь шла не просто о боях, а о выходе из окружения, когда оказать раненым медпомощь, а тем более доставить в госпиталь, сплошь и рядом не было никакой возможности. И выносить их с собой - тоже. Читаем:
"Морально-политический облик бойцов, командиров и политработников, выходящих из окружения организованными боевыми подразделениями и частями, продолжающими жить уставными положениями Красной Армии, оставался высоким. Эти группы, подразделения и части не избегали встреч с противником, а, наоборот, разыскивали его, смело вступали в бой и громили его.
Волевые командиры и политработники в сложных условиях окружения сумели сохранить целостность своих частей или сформировать новые боевые подразделения из бегущих бойцов и командиров, наладить в них надлежащий воинский порядок, дисциплину и с боями вести эти части и подразделения на соединение с главными силами, нанося противнику огромный урон...
Особо следует отметить героизм танкистов 126, 127 и 128-й танковых бригад. Личный состав этих бригад вел бой до последнего снаряда, до последнего патрона, до последнего танка. Они смело вступили в бой с превосходящими силами противника, сгорали вместе с танками, но поля боя не покидали...
" (отсюда)
Но это для для "солонины" не годится, потому не цитируется. Фраза об уклонении от боя, тоже, конечно, "обрезана". Звучит она так: "многие красноармейцы и командиры стремились уклониться от боя и скрытыми путями пробраться к своим частям, ибо в ранении видели неизбежность гибели" (т. е. пытались выйти из окружения без боя, незамеченными фрицами, что вполне разумно для небольшой группы. Но и это для "солонины" не годится, потому тоже выброшено).
Разумеется, были и потеря управления, и неудачные попытки выхода из окружения, и те, кто расходился по домам, если этот дом был недалеко. При этом Лестев указывает, что из окружения вышло тогда ок. 85 тыс. (не считая еще тех, кто остался в частях, к которым вышел, или был направлен на пополнение).

Другая цитата, из приказа:
"войска Северо-Западного фронта, не всегда давая должный отпор противнику, часто оставляют свои позиции, даже не вступая в решительное сражение. Отдельные паникеры и трусы не только самовольно покидают боевой фронт, но и сеют панику среди честных и стойких бойцов. Командиры и политработники в ряде случаев не только не пресекают панику, не организуют и не ведут свои части в бой, но своим позорным поведением иногда еще больше усиливают дезорганизацию и панику на линии фронта"
Гуглим документ полностью. Там сказано:
"В то время как войска Северного фронта мужественно бьются с озверелыми фашистско-шюцкоровскими полчищами на линии от Баренцева моря до Ханко и Таллина… защищают каждую пядь нашей родной советской земли, войска Северо-Западного фронта, не всегда давая должный отпор противнику..." (и далее по тексту). Но про то, что целый фронт мужественно бьется, Солониным не интересно, им интересно "отдельные" и "в ряде случаев". Кстати, полный текст этого приказа можно прочесть на сайте Солонина (одно время он занимался "выкладыванием документов").Но приказ этот он выложил в 2013-м, тогда как поклонники цитируют книги и статьи, написанные "историком" лет на 5 раньше - а там только обрезанная цитата.

На вопрос, почему фрицы в документах пишут про тяжелые бои и упорное сопротивление, солонист, не могнув глазом, заявил, что это сражались небольшие подразделения. Типа, дивизия разбежалась, кроме одной роты, вот с ней-то фрицы и воевали. И не поняли этого, дурачки такие. А ничего, что в июне 41-го фрицев (с союзниками) было примерно на миллион больше, чем воинов РККА?
promo glavsnab march 3, 13:27 12
Buy for 10 tokens
http://labas.livejournal.com/858074.html "...стало горько что Ю.Л.Латынина вынуждена пользоваться услугами каких-то сомнительных посредников. Вот, написал ей письмо: Юлия Леонидовна. Являясь давним поклонником Вашего таланта, я очень рад тому, что Вы снова и снова обращаетесь к…

Знаки различия

Приказ № 270 Ставки Верховного Главнокомандования от 6 августа 1941, среди прочего, упоминал командиров и политработников, во время боя "срывающих с себя знаки различия".

Приказ № 044 6 июля 1941 г. командующего Северо-Западным фронтом генерал-лейтенанта Собенникова:
Приказываю
1. Командирам и военным комиссарам соединений и частей обязать всех командиров и политработников, под их личную ответственность, в трехдневный срок нашить на шинели и гимнастерки петлицы, нарукавные знаки и знаки различия.
2. Впредь всех лиц начсостава, допускающих нарушения формы одежды, снявших знаки различия, рассматривать как трусов и паникеров, бесчестящих высокое звание командира Красной Армии, и привлекать их к суровой ответственности, вплоть до предания суду военных трибуналов

В преамбуле там про то, что некоторые командиры не имеют знаков различия (про срывание ни слова). Приказ этот известен только из "солонины" да из книг Арона Шнеера. У Солонина в первых опусах ссылки нет ни на что, в более поздних - появляется ссылка на ЦАМО (наверняка липовая, в лучшем случае скопипастил откуда-то). У Шнеера - ссылка на " Развал Красной Армии. – Новое слово. 5.10.1941. (Берлин)" (якобы фрицы захватили этот приказ и опубликовали в какой-то русскоязычной антисоветской газетке). Был ли вообще такой приказ? Какие могут быть шинели в июле?

Действие, на мой взгляд, довольно странное. Если снять с петлиц "кубики" или "шпалы", то на их местах останутся участки невыгоревшей ткани, и звание все равно будет видно. Шнеер ссылается на воспоминания некоего (бесфамильного) ветерана, что в их части такие участки закрашивали чернильными карандашами (артиллеристы, что ли? У пехоты-то петлицы красные...). Причем, это делали (якобы) не только командиры, но и бойцы. Им-то это зачем?! У рядовых в петлицах и так ничего не было, кроме эмблемы рода войск, а у младших командиров, помимо "треугольников", была красная полоска. Или ее тоже закрашивали?! Полевые петлицы (защитного цвета) ввели позже, но и после этого еще долго были в ходу цветные.
Цитируются также мемуары Рокоссовского - он обнаружил 150 чел., сидевших без дела в лесу, все они, в т. ч. и офицеры, спороли петлицы. Тоже странно - зачем рядовым и сержантам спарывать?
По Шнееру, корреспондент «Красной звезды» М. Косарев в докладной записке на имя члена Военного совета Северо-Западного фронта корпусного комиссара Богаткина якобы писал "с поля боя постыдно дезертировала 111-я стрелковая дивизия, ее командиры бежали первыми, споров петлицы и сняв знаки различия". Тут Шнеер ссылается на одну из книг известного "разоблачителя" Бешанова, там ссылки нет ни на что, зато указано, что Косарев об этом писал с чужих слов.
Даже если петлицы спороть целиком, все равно солдат не проканает за гражданского, а командир - за рядового. Да и полковника от лейтенанта тоже можно было, думаю, отличить по форме - даже без петлиц. Да и по возрасту. А документы они тоже выбрасывали? В плен если попадешь - на такого фрицы скорее обратят внимание: хочет скрыть свое звание, зачем? Начнут допрашивать, других пленных опросят... А если отступишь, побежишь - тут свои по головке не погладят. Могут и дезертирство пришить, без всякого приказа № 270.
Я понимаю, что в некоторых ситуациях есть смысл переодеться в штатское (или командиру - в солдатскую форму). Но зачем срывать знаки различия, оставаясь в той же форме?!
Пробовал гуглить так и этак - кроме самого приказа 270 и "солонины", почти ничего не попалось. Т. е., может, отдельные случаи срывания и были, человек не всегда действует разумно. Но массового явления, достойного упоминания в приказе Ставки, да еще "во время боя" - не было. Иначе отразилось бы в документах и мемуарах.

Неизбежность гибели

17 ноября 1941 г. начальник Политуправления Западного фронта дивизионный комиссар Лестев в докладе "О политико-моральном состоянии войск" писал: "Тяжелораненые или раненые в ноги, которые не могли идти и даже ползти, в лучшем случае оставались в деревнях или просто бросались на поле боя, в лесах, и погибали медленной смертью от голода и потери крови. Все это происходило на глазах у людей и являлось одной из причин того, что многие красноармейцы и командиры стремились уклониться от боя, ибо в ранении видели неизбежность гибели" (это Солонин и иже с ним выдают за "доказательство" не знаю уж чего, умалчивая при этом, что речь идет об обстановке выхода из окружения, когда часто оказать раненым медпомощь, а тем более доставить в госпиталь, сплошь и рядом не было никакой возможности. И выносить их с собой - тоже.). В полном тексте сказано: "уклониться от боя и скрытно выйти к своим частям", что для окруженцев вполне разумно, независимо от наличия среди них раненых. Об этом я уже писал.
 В воспоминаниях ветеранов читал, как происходила эвакуация раненых в обычной обстановке (без всякого окружения). Это в лучшем случае - если ранение вовремя замечено другими и есть кому помочь.
Этап первый. Пытались перевязать или наложить жгут, часто чем попало, иногда даже грязными тряпками, лишь бы кровь остановить. И оттаскивали с передовой, но недалеко. Если оттащить было невозможно или некому, раненые лежали в окопах, воронках или в любом месте, где застало ранение.
Этап второй. Часто раненые так лежали довольно долго - либо транспорта не было для отправки в тыл, либо дороги немцы простреливали (приходилось ждать ночи, например). Иногда опасный участок пытались проскочить на полной скорости, раненых в кузове било о борта и друг о друга. А нередко и убивало при обстреле (когда некоторых, а когда и всех, и шофера в придачу).
Этап третий. Медсанбат. Там раненых, когда их было много, часто раскладывали под открытым небом... И поочередно оказывали первую помощь (перевязка, укол). Затем, в зависимости от наличия транспорта и состояния раненых, отправляли в госпитали.
Этап четвертый. Госпиталь. Там уже могли и операцию сделать, удалить пулю или осколок, например.
Описание, конечно, краткое, в разное время и в разных местах бывало по-разному...
И на всех этих этапах раненые умирали (зимой - еще и от холода) либо гибли при обстрелах и бомбежках. Так что тяжелое ранение если не влекло непременно гибель, то делало ее весьма вероятной. Впрочем, на передовой вероятность погибнуть и для здоровых была высокой.