May 1st, 2021

Крепостное право

Очередной русофоб забубнил тут опять, что в СССР было "крепостное право", что крестьяне до 70-х годов не могли никуда уехать.
Кроме ранее приводимых тут примеров (Гагарин, Шукшин, Солоухин, Пудовкин), я ему за секунды нагуглил еще кучу, с сайта воспоминаний ветеранов ВОВ.
"Родился я в Башкирии, село Тюрюшево, это под Уфой где-то 70 км. Окончил 7 классов. После школы поступил в педагогическое училище в Уфе"
"После семи классов год работал учётчиком тракторной бригады, после этого посмотрел, что – надо учиться! Мы, три товарища, собрались – и поехали в Астрахань. Почему в Астрахань? Наши селяне там до нас уже учились – и немножко вроде протоптали дорожку туда… и я с двумя товарищами поехал. Поступили в рыбный рабфак. Я в 1940-м году его окончил."
"Я родился 22 ноября 1924 года в селе Шумейки Евдаковского района Воронежской области. Летом работал в колхозе, трудился на полевых работах, за быками ходил, пас скотину. После школы пошел в ФЗО, расположенное в Воронеже, занимался по строительным профессиям, учился на плотника-столяра."
"родилась в 1935 году в деревне Гаврюково Сенского сельсовета Дорогобужского района Смоленской области. Еще до войны, с началом коллективизации, жители стали семьями уезжать в Подмосковье и Москву. После 10 класса я тоже приехала в Москву работать"

"В 1936 году сестра Люба уехала из колхоза в Алсуфьево на строительство аэродрома, с еще 2 людьми"
"Пожили мы с Григорием в этой деревне три месяца. Жили у его отца и матери, у них был хороший домик, а другой сын, я уже вам сказала, жил отдельно. А в декабре месяце муж поехал в Ленинград устраиваться на работу. И он быстро так устроился там на работу: поскольку в армии он был танкистом, его взяли работать таксистом. Ему выделили однокомнатную квартирку и уже перед новым 1941-м годом я переехала жить к нему в Ленинград."

Но русофобам все божья роса.
promo glavsnab март 3, 13:27 12
Buy for 10 tokens
http://labas.livejournal.com/858074.html "...стало горько что Ю.Л.Латынина вынуждена пользоваться услугами каких-то сомнительных посредников. Вот, написал ей письмо: Юлия Леонидовна. Являясь давним поклонником Вашего таланта, я очень рад тому, что Вы снова и снова обращаетесь к…

Хлебные корочки

"деревни, которые расположены по береги реки Наровы. Так вот, я родился в одной из таких деревень (в 1923 г.)...
Сколько свое детство помню, мы все время жили очень бедно. Кое-как мы могли ходить только в свою четырехклассную школу. А уже в Ямскую школу, которая располагалась от нас в двух километрах, я ходить не мог. ...для того, чтобы зимой отправить нас в школу, нас было нечем обуть. Ведь нам даже не на чем было поехать в уездный центр, потому что мы не имели своей лошади.
...на нас не хватало еды. Помню, отец срезал с хлеба корочки и давал каждому из нас по небольшому кусочку. ...земли нам не хватало. Размер ее был всего один гектар земли. Там, кроме того, рос вереск и кустарник. Обработать все это было совершенно нечем. Короче говоря, жили мы очень и очень бедно. Уже потом, когда я оказался в городе Нарва, то я, если, бывает, чуть заработаю, то куплю хлеба и хоть его немного покушаю.
Наши родители покупали какой-то дешевый материал, красили его в котелке на плите и шили из него одежду. Если намокнешь под дождем, то будешь намного грязнее, чем весь этот крашенный материал. Но все равно в школу в такой одежде ходили.
...мы, четверо парней и самая старшая наша сестренка, наши родители, жили впроголодь... наша семья не знала, что себе в рот положить и что одеть... нам, бедноте, и в магазин ходить было незачем.
...наш отец прибыл совсем больным с германского плена, он лечиться не мог. Врачей к нему не водили. По сути дела, ему им было нечем платить
...какой там мог быть рынок, когда было совершенно нечем торговать? Но когда, бывает, наши люди осенью соберут ягоды, то на рынке все это продадут, а сами купят соли да керосину. Ведь керосин в то время стоил очень дорого. По сути дела, его не на что было покупать.

(отсюда)
Но это не "совок проклятый", это буржуазная Эстония. В Нарве он устроился рабочим на фабрику, хозяин которой был эстонец и вообще-то русских на работу не брал, однако автор ранее батрачил у каких-то  эстонцев (пастухом) и знал эстонский язык, посему для него хозяин сделал исключение. В 17 лет ушел в партизаны, попал к фрицам в плен, те его не расстреляли, но сильно избили, переломав кости.
Там еще упоминается "шуцман" (полицай при фрицах) по фамилии Шапиро (!). Впрочем, в шуцманы некоторые шли, чтоб получить оружие и перебежать к партизанам. В итоге всех местных "шуцманов" фрицы обезоружили и куда-то угнали, а командира их арестовали.

Зажил народ

"Я считаю, что коллективизация была нужна, но не такими резкими темпами, и не принудительная. Сильные семьи остались бы, а слабые вступили бы в колхоз добровольно – так как им нужна была общественная помощь. Но в итоге все оправдалось – люди работали с техникой, получали зарплаты. В то время все были равны социально, перед законом. Часть людей, конечно, раскулачили, и они были озлоблены на режим, но таковых были единицы. Часть из них в итоге стала полицаями во время войны.
Преступность была, но в меньшем масштабе чем сейчас. Мелкие воры были всегда – воровали овец, кур и прочее. Их ловили и наказывали, но случаи были единичными, меньше чем сейчас. Народ не пил водку так много, как сейчас. Самогоноварение до войны было запрещено. Пьяниц не было – все выпивали в меру. По праздникам стол накрывал колхоз. Новый Год отмечали не все, но большинство людей. На 7-е ноября колхозы дарили детям подарки, в виде сладостей."

(отсюда)
"Насколько я знаю, до образования колхозов мы были середняки. Хозяйство свое имели: землю, лошадей, и работали не покладая рук, поэтому, никогда не голодали. А рядом, те, которые лодырничали, христа ради собирали… Дом хороший имели: пятистенный, крытый железом. Отец же кровельщиком был, сам и покрыл. Но когда у нас организовали колхоз «Согласие» отец добровольно сдал три лошади, два амбара и сам вступил.
Я помню, что только Баскаковых раскулачили, а больше вроде никого. Их, и то не всех, сослали куда-то. Но они были настоящие трудяги, удивительно работящие, все там выжили и когда вернулись, то опять хорошо отстроились. А нас отец предупреждал: «Не смейте базарить! Работать надо, а не языком болтать!»,  Когда наши родители шли в поле работать, эти «активисты», которые больше всего и возмущались, шли с удочкой на речку… Вот таких были четыре-пять семей, которые работать не хотели. Только пили. Бессовестные лодыри!
Но постепенно колхоз встал на ноги, и когда в 36-м что ли году, получили отличный урожай, то мне, мальчишке, который на летних каникулах заработал 60 трудодней, мне выдали аж 60 пудов зерна. В былые времена я один бы мог прокормить семью. Вот тут, когда стали давать по 10 килограммов на трудодень и колхозы поднялись, и зажил народ. Через кооперацию покупали и посуду, и велосипеды, и жизнь улучшалась прямо на глазах. Но, кстати, несколько семей у нас так и не вступило в колхоз."

(отсюда)

Гипотетическая численность

Либерда обожает ссылаться на сборник Росстата о ВОВ, где на стр. 24 указана "убыль" населения за 41-45 гг. - 39 млн (что либерду, понятно, очень радует).
На самом деле взяли "гипотетическую численность населения" на начало 1946 г. (рассчитанную Росстатом), и вычли из нее "оценку фактической численности". При этом "гипотетическая", как там указано в примечании, взята "при условии сохранения показателей воспроизводства населения на уровне 1940 г.". Но это заведомый абсурд - в войны рождаемость резко падает, хотя бы по причине отсутствия большинства мужиков в семьях. Проще говоря, в эти 39 млн входят не только погибшие, но и нерожденные - те, кого никогда не существовало, кто мог бы родиться, если бы не война. Кроме того, Белосток с окресностями был в 44-м передан Польше, а также проводился с соседними странами обмен населением (бывшие граждане Польши могли, при желании, уехать туда, а украинцы с белорусами - наоборот, переехать в СССР).
А "фактическая оценка" взята из "работ" известных своей честностью "АДХ", что само по себе вызывает большие сомнения в адекватности этих данных.
Мужчин трудоспобного возраста (16-59 лет) - "убыль" 17 млн, что выдается либердой за потери армии, хотя с 16 лет не призывали. И штатские мужчины гибли также от террора оккупантов, от бомбежек и обстрелов, от голода и болезней и т. д. Кто-то вступил во всякие полицаи, ОУНовцы и "лесные братья" (и там погиб, либо был пойман и казнен), кто-то ушел с немцами (или был угнан ими) на Запад и там остался (либо не успел еще вернуться к началу 1946 г.), кто-то служил в армии за пределами СССР (в Европе, Иране, Китае, Корее).