glavsnab (glavsnab) wrote,
glavsnab
glavsnab

Categories:

Глазами очевидца-2

Константин Симонов, военные дневники ("Разные дни войны", изданы в 1982-м). Писатель не просто опубликовал дневники, он перед этим много времени провел в архивах, находил там личные дела командиров, с которыми встречался на фронте, дополняя свои военные записи сведениями об их довоенной биографии и дальнейшей судьбе. Также - находил и цитировал документы как наших войск, так и трофейные немецкие, сличая по ним свои записи с положением на фронтах (как военный корреспондент, он видел сам отдельные эпизоды, а общей-то картины не знал).
Интересно сравнить сие с солониной. Случаев паники, неразберихи, беспорядочного отступления, незнания командирами положения дел и т. д. -  Симонов летом 41-го видел и описывает предостаточно. В то же время - масса мобилизованных штатских двигалось по дорогам на запад, пытаясь найти те части, куда они были направлены. Многие командиры возвращались из отпусков (Симонов поражался их количеству), большинство, не пробившись в свои части, отходило восточнее (но это был вовсе не драп, а попытка найти вышестоящие штабы, чтобы там получить новое назначение на фронт). Сам писатель, например, был направлен в газету 3-ей армии, но так ее и не нашел. Симонов приводит цитаты из отчетов нескольких дивизий, где после боев первого месяца войны  оставалось по 1000 человек (только ему почему-то не приходит в голову, что "остальные разбежались"). Приводит массу и других нелицеприятных, с точки зрения советской пропаганды, фактов (например, что тот или иной командир был перед войной арестован и долго сидел ни за что). Всякое есть - были даже люди, которые во всей этой свистопляске натурально сошли с ума. Советская цензура, как видим, печатать "компромат" не мешала. Но нет у Симонова ни гор брошенного оружия, ни десятков брошенных вдоль обочин танков, ни массы солдат, дружно разбегающихся в разные стороны. В общем, никакой солонины.
Симонов пишет, что военный архив находится в Подольске. Он обильно цитирует найденные там ЖБД Западного фронта и другие документы. В т. ч. и тот самый доклад командира 11 МК Мостовенко, который Солонин "опубликовал" в 2013-м (при этом уверяя, что сей "уникальный документ" рассекречен лишь в 2005-м). Симонов умер в 1979-м году. А Солонин еще в 2006-м уверял, что все засекречено, что в архивы доступ закрыт! Симонов цитирует сделанные в докладе Мостовенко выводы. Солонин, как я уже писал, эти выводы не публикует. Не понравились они историку - взял да и выкинул из доклада. Хотя полный текст есть в интернете. Более того, "секретные документы" от Солонина, оказывается, были доступны (при желании, конечно) еще тридцать с лишним лет назад, при самом что ни на есть застое.
...Симонов летом 41-го на фронте познакомился с комбатом капитаном Гаврюшиным - http://militera.lib.ru/db/simonov_km/1_05.html. Разыскал его вскоре после войны, но тот от последствий ранений был тяжело болен и вскоре умер. Симонов нашел в архиве личное дело капитана, и в нем - его доклад о выходе из окружения. Гаврюшин был в бою контужен, но остался в строю. После этого был дважды ранен и попал в госпиталь, а вместе с госпиталем - в плен. Несмотря на раны, несколько раз в составе группы раненых бежал из плена, доходил до линии фронта, но там немцы были начеку и их ловили. Один раз был поставлен ими в пешую колонну пленных - ослабев от ран и голода, отставал от этой колонны, и фрицы-конвоиры его лупили прикладами, подгоняя. Но капитан бежал и оттуда, осел в некоем селе, т. к. его раны уже загноились, нашел там врача и долго лечился, а потом вышел-таки к своим. Несмотря на ограниченную годность, после лечения вернулся на фронт и воевал до начала 45-го, пока болезнь его не одолела...
"Гаврюшин горько переживал свою безнадежную инвалидность, думая при этом не столько о себе, сколько о тех, кому приходилось о нем заботиться. Именно об этом он писал мне в своем последнем письме: "...Жалею, почему меня не убило. Лежал бы спокойно, не заставлял бы людей думать обо мне..."
Словом, достойный был человек, вечная ему память!
Это я к тому, что в одном из своих походов к линии фронта Гаврюшин и другие беглецы выдавали себя за зэков, якобы работавших на строительстве аэродрома и там получивших ранения при бомбежке. Если бы немцы вздумали записать их "показания" и они попались бы нашему историку, какая "фактура" была б для солонины! Какое обличение кровавого режима можно было бы из таких "показаний" высосать! А то, что раненный капитан одно время в селе скрывался, Солонин наверняка расценил бы как "дезертирство" ("газбгелись по дегевням").
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Кровавый шлейф

    Под таким заголовком журнал "Детектив и политика" (выпуск 2, 1989 г., стр. 343-345) опубликовал копии свидетельств о смерти и справок о…

  • "Ветераны КГБ"

    Один либераст как-то мне твердил, что, мол, реальные фронтовики все давно вымерли, а на парадах и прочих мероприятиях их изображают 70-летние…

  • "Отчаяние" (окончание)

    Худлит. Автор - Юлиан Семенов, 1989 г. Про Штирлица... Начало в предыдущем посте. Арестованный гэбней Штирлиц постоянно пытается обмануть,…

promo glavsnab march 3, 13:27 12
Buy for 10 tokens
http://labas.livejournal.com/858074.html "...стало горько что Ю.Л.Латынина вынуждена пользоваться услугами каких-то сомнительных посредников. Вот, написал ей письмо: Юлия Леонидовна. Являясь давним поклонником Вашего таланта, я очень рад тому, что Вы снова и снова обращаетесь к…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments