Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Верить ли в переселение души?


Как говорится, найдите отличия.
Конструкция и размеры микрофона - это само собой. Как и фасон пиджака. Техника и мода не стоят на месте.
Что-нибудь еще есть?
Одно подскажу: оратор на левом фото своего рода занятий не скрывал, должность его так и называлась - министр пропаганды. В отличии от г-на на правом фото, называющего себя "историком". Некоторые в это верят.
P. S. Как мне сообщили, историк этот тоже хромает. Как и его предшественник. Сравнение, оказывается, далеко не мне первому пришло в голову.
promo glavsnab march 3, 13:27 12
Buy for 10 tokens
http://labas.livejournal.com/858074.html "...стало горько что Ю.Л.Латынина вынуждена пользоваться услугами каких-то сомнительных посредников. Вот, написал ей письмо: Юлия Леонидовна. Являясь давним поклонником Вашего таланта, я очень рад тому, что Вы снова и снова обращаетесь к…

Хлебные корочки

"деревни, которые расположены по береги реки Наровы. Так вот, я родился в одной из таких деревень (в 1923 г.)...
Сколько свое детство помню, мы все время жили очень бедно. Кое-как мы могли ходить только в свою четырехклассную школу. А уже в Ямскую школу, которая располагалась от нас в двух километрах, я ходить не мог. ...для того, чтобы зимой отправить нас в школу, нас было нечем обуть. Ведь нам даже не на чем было поехать в уездный центр, потому что мы не имели своей лошади.
...на нас не хватало еды. Помню, отец срезал с хлеба корочки и давал каждому из нас по небольшому кусочку. ...земли нам не хватало. Размер ее был всего один гектар земли. Там, кроме того, рос вереск и кустарник. Обработать все это было совершенно нечем. Короче говоря, жили мы очень и очень бедно. Уже потом, когда я оказался в городе Нарва, то я, если, бывает, чуть заработаю, то куплю хлеба и хоть его немного покушаю.
Наши родители покупали какой-то дешевый материал, красили его в котелке на плите и шили из него одежду. Если намокнешь под дождем, то будешь намного грязнее, чем весь этот крашенный материал. Но все равно в школу в такой одежде ходили.
...мы, четверо парней и самая старшая наша сестренка, наши родители, жили впроголодь... наша семья не знала, что себе в рот положить и что одеть... нам, бедноте, и в магазин ходить было незачем.
...наш отец прибыл совсем больным с германского плена, он лечиться не мог. Врачей к нему не водили. По сути дела, ему им было нечем платить
...какой там мог быть рынок, когда было совершенно нечем торговать? Но когда, бывает, наши люди осенью соберут ягоды, то на рынке все это продадут, а сами купят соли да керосину. Ведь керосин в то время стоил очень дорого. По сути дела, его не на что было покупать.

(отсюда)
Но это не "совок проклятый", это буржуазная Эстония. В Нарве он устроился рабочим на фабрику, хозяин которой был эстонец и вообще-то русских на работу не брал, однако автор ранее батрачил у каких-то  эстонцев (пастухом) и знал эстонский язык, посему для него хозяин сделал исключение. В 17 лет ушел в партизаны, попал к фрицам в плен, те его не расстреляли, но сильно избили, переломав кости.
Там еще упоминается "шуцман" (полицай при фрицах) по фамилии Шапиро (!). Впрочем, в шуцманы некоторые шли, чтоб получить оружие и перебежать к партизанам. В итоге всех местных "шуцманов" фрицы обезоружили и куда-то угнали, а командира их арестовали.

Власть коммунистов

Очередной высер от ТОП-русофоба:
"В нашей стране коммунисты не выпускают власть из рук ни на минуту уже более ста лет. И Ельцин, и Медведев, и Путин – бывшие члены КПСС. А коммунисты – это такие упыри, которые будут постоянно врать своему народу, что ничего не было. Голодомора не было, массовых расстрелов не было, секретного протокола к пакту Молотова-Риббентропа не было, Катыни не было, Новочеркасска не было, Кыштымской катастрофы не было… Мы ведь о взрыве в Чернобыле узнали только от скандинавов, а коммунисты в это время первомайский парад в Киеве проводили."

Это оно о чем? Да о коронавирусе. Типа, в Европах эпидемия, а в РФ заболевших мало, это либерду "не устраивает". В комментах русофобы мечтают о том, что скоро будут трупы валяться на улицах, и т. д.

Не ГУЛАГ

"Вследствие скученности и плохого питания (всякие передачи с "воли" были запрещены) в домах заключения свирепствовал брюшной тиф. Больные лежали в камере вместе со здоровыми, причем в камерах находилось по 25 человек. Когда здоровые начинали настаивать, чтобы больным была оказана медицинская помощь и чтобы их перевели в больницу, врач грубо отвечал: "Чем больше вас перемрет, тем лучше...".
В результате среди заключенных оказался большой процент смертности. Тогда в одном из корпусов губернской больницы наделали решеток в окнах и устроили тифозное отделение для арестантов. Тифозных привозили в это отделение целыми возами, как бревна. Люди лежали без сознания, закованные в кандалы, в кандалах и умирали."


"Для женского персонала (т. е. арестанток) был взят старый пустующий дом с заброшенными и темными подвалами и погребами. ... они постоянно заливались водой и там образовывалось вечное болото. Погреба же превратили в карцеры для заключенных.
    Новая тюрьма представляла собой нечто ужасное: камеры маленькие, потолки низкие, стены покрыты плесенью и грибами, окна маленькие и узкие, переплетенные частыми решетками. Камеры всегда на замке с открытой и переполненной парашей. Койки и нары отсутствовали, поэтому заключенные спали на грязном полу. Обычно тюремные прогулки не разрешались, поэтому приходилось в этих застенках сидеть до отправки на этап месяц, а то и больше.
    Уголовные и политические содержались вместе. Со мной в одной камере помещалось 20 человек, из которых 9 человек тифозных валялись на грязном полу в бессознательном состоянии. Из них - две женщины пребывали в предсмертной агонии, две других - с грудными детьми. За больными не было никакого ухода. Больные испражнялись под себя, и эти испражнения текли под здоровых - вследствие тесноты арестантки лежали очень близко друг к другу."

    Затем автора посадили в тот самый карцер.
"Пробыв неделю в яме, наполненной жидкой грязью, я перестала владеть ногами, заработав страшный ревматизм. Когда за мной пришли конвойные, чтобы взять меня на этап, то им пришлось вытаскивать меня из карцера на руках, так как мои ноги представляли из себя плети: они совершенно не действовали. Конвойные отказывались брать меня в этап, приговаривая при этом: "Куда мы возьмем эту старуху? Она в дороге у нас помрет!!!" Тогда наши часовые стали уговаривать конвойных, чтобы они взяли меня: "это она так одряхлела в карцере, в дороге отойдет. Да и не старая она вовсе, ей только 40 лет. А если не возьмете - мы ее опять должны будем запереть в карцере"." (отсюда)
    Это Курск, 1907-й год. Не "подходит" для разоблачений. Был бы 1937-й - смаковали бы из каждого утюга.
Кстати, при кровавом режиме передачи в тюрьмах разрешались, и в кандалах арестантов не держали. Койки или нары имелись.

Цензура

Душераздирающую историю поведала читателям 10 февраля одна известная своей честностью "газета". Дескать, проклятый 1-й канал взял интервью у детских онкологов - зав. детским отделением питерского онкоцентра Белогуровой и директора московского Центра детской гематологии Новичковой. О том, что импортных препаратов для лечения рака не хватает, для их закупок имеются препятствия, отечественные же аналоги (некоторые) менее эффективны и дают побочки, в ряде случаев тяжелые. Импортные препараты в итоге поставляют благотворительные фонды или вынуждены "доставать" родственники больных.
Но сюжет тот не был показан - мол, проклятая цензура запретила. Разумеется, столь лакомый компромат дружно потащили по инету всех мастей "борцы с режимом". С воплями о "геноциде", "сами-то они за границей лечатся" и т. д.
Дальше на сайте "газеты" появилась стыдливая оговорочка - мол, 1-й канал ей сообщил, что на самом деле тот сюжет в работе и показан будет. Но этого, понятно, "разоблачители" старательно "не заметили". Как и сам сюжет (показан 14 февраля):

Есть там и Новичкова, и Белогурова. Вопрос обсуждался в правительстве, велено срочно принять меры для исправления ситуации... Но это "борцам для здоровье детей" не интересно. Сама та "газета" об этом все же сообщила, но скомкано. Репостеры же "не заметили".

Санитарки

Воспоминания В. С. Турова (продолжение).
"Бабы загалдели, закричали наперебой, что из деревни не успели сбежать два полицая, которые «были как звери». Я послал за ними. Притащили их, перед нами поставили...Тут уже сплошной крик, шум: «Они над нами издевались! Мы убьём их!» Каждая старается схватить и ударить… Я спросил, но скорее обращался сам к себе и политруку, чем к деревенским жителям: «Ну, что будем делать?» Тут все стали кричать: «Расстрелять подлецов! Смерть предателям! Нет им пощады!» Да, думаю, видать здорово вы людям насолили… Ну, и конечно, тут же их расстреляли…
(там есть еще одно очень похожее описание - возможно, один и тот же случай)
Потом автор был ранен в колено, отправлен в тыловой госпиталь, где, не долечившись, добился отправки на фронт. Дивизия, куда он попал, формировалась в Барнауле, а отправлена была под Сталинград.
"в каждой стрелковой роте было по шесть санитаров. Санинструктор – девушка и пять санитарок. Все они добровольцы, которые днями и ночами стояли в военкоматах Барнаула, чтобы их взяли на фронт. Но брали только тех, кто имел среднее образование или медицинское. В батальоне был санитарный взвод, он тоже состоял из одних девушек. Только командир взвода мужчина.... Остальные 27 человек – все девушки-добровольцы.
Вот допустим, немцы пошли в атаку. Санитарка во время боя тоже ведёт огонь из винтовки. Когда атаку отбили, мужчина достает кисет, сворачивает цигарку и отдыхает. А санитарка откладывает винтовку в сторону, и ползёт по окопам. А надо учесть, что сплошных окопов у нас тут под Сталинградом не было. И вот она везде ползком-ползком, а немцы стреляют и по ней."

Бои под Сталинградом шли жестокие, от их полка за неполный месяц осталось 227 чел. Штабные документы почти все сгинули во время боя. Донесения писали регулярно, но посланные с ними связные часто гибли, не дойдя до штаба полка. В отчете комполка указал примерно по 100 убитых и раненых - и ок. 2500 пропавших без вести. Солонин в своих опусах, смакуя подобные отчеты 41-го года, всех пропавших без вести пытается выдать за "дезертиров", но Туров свидетельствует, что дезертиров у них не было.

"Международный" проезд

Очередной фейк гуляет по ЖЖ.
На Камчатке ведущая местных теленовостей рассмеялась, читая новость об индексации на 3 % социальных выплат. Смех вызвала, в т. ч., сумма, якобы выделяемая на путевки в санаторий - 137 р. и на "международный проезд" - 127 р.
Разумеется, немедля всех мастей "борцы с режимом" дружно завизжали о том, мол, в какую это страну с Камчатки можно уехать за 127 р., и всячески упражнялись в "остроумии" по сему поводу. Мол, билет на автобус в соседний город и то дороже стоит...
На самом деле:
"Набор социальных услуг (НСУ) включает в себя медицинскую, санаторно-курортную и транспортную составляющие. При этом гражданин может выбрать: получать социальные услуги в натуральной форме или их денежный эквивалент.
Из чего состоит набор социальных услуг:
- Лекарственные препараты для медицинского применения по рецептам, медицинские изделия по рецептам, специализированные продукты лечебного питания для детей-инвалидов.
- Путевки на санаторно-курортное лечение для профилактики основных заболеваний.
- Бесплатный проезд на пригородном железнодорожном транспорте, а также на междугородном транспорте к месту лечения и обратно"

сайта ПФР).
Никакого "международного" проезда тут нет, это чья-то оговорка или сознательное вранье.
И никто не "выделяет 127 р. на проезд в санаторий", эту сумму можно, при желании, получать деньгами каждый месяц - взамен бесплатного проезда. Льготник может отказаться от любого компонента этого набора (или от всех трех) и взамен получать деньги - или не отказываться и пользоваться услугами. Если пользуется, например, бесплатным проездом - то на тарифы перевозчиков ему плевать, платит-то не он, а бюджет.
 Не знаю, как на Камчатке, а в Москве перечень санаториев для льготников вывешен на сайте мэрии. От ближайшей к санаторию ж\д станции их в санаторий везут бесплатно. Билет, например, до Обнинска (там один из санаториев) стоит ок. 500 р. (туда-обратно - 1000 р.). Отказавшись от бесплатного проезда и ездя в тот санаторий раз в год, можно получать деньгами 127х12=1524 р., т. е. больше. А часть санаториев и вовсе находится в Московской области, туда проезд для московских льготников бесплатный - по социальной карте. Или если льготника в санаторий и обратно кто-то возит на машине (например, сын).... А если у льготника такое заболевание или увечье, при котором ему санаторное лечение не показано - естественно, есть смысл отказаться от этих услуг и получать деньги. И т. д.

Как колхозника лечили

Тоже из мемуаров хирурга Углова.
1952-й год, т. е. кровавый режим.
Больной Павел П., 22 года. Жил в деревне. Однажды сильно простудился, дома лучше не становилось, несколько месяцев лежал в больнице. Вроде выздоровел, работал наравне с другими, но началась слабость, однажды не смог встать с постели. Опять отвезли в больницу, где пролежал три месяца. Что только не делали - слабость не проходила, плюс началось скопление жидкости в животе. Отправили в областную больницу, где сделали прокол, откачали жидкость - на время стало лучше. Но слабость не проходила, вскоре больной уже не вставал с постели. Родителям его главврач сказал, что медицина тут бессильна...
 Однажды в его избу пришел комсомольский секретарь и заявил:
- Нечего тебе так валяться. Завтра отвезем опять в больницу, пускай лечат!
Павел возразил:
- Бесполезно...там сказали, что помочь не могут...
На что комсорг сказал, что это же было год назад, наверняка медики уже что-то придумали... Поутру к избе подогнали телегу, устланную соломой, вынесли больного и повезли. Довезли еле живого. В районной больнице старого "клиента" ... послали нафиг? Нет, переправили опять в областную больницу. Отеки становились все больше, жидкость откачивали уже не только из живота, но и из плевральной полости, но это помогало лишь на несколько дней. Больной не мог лежать, только сидел, не спал ночами, мучился... И тогда зав. отделением сказал: запросите Ленинград, профессора Углова...
Так Павел появился в питерской клинике. Углов определил, что у него т. н. панцирный перикардит: воспаление сердечной оболочки, приведшее к образованию на ней известкового "панциря", сдавливающего сердце. Которое поэтому не обеспечивало полноценного кровоснабжения, из-за чего и все остальные проблемы.
Лекарствами это не победить, нужна операция - удаление с сердца "панциря". Но легко сказать! Во-первых, при этом нельзя повредить само сердце, во-вторых, больной слаб, измучен и даже лежать не может, как бы не помер при операции... В то же время, если операции не сделать, то в больнице, при регулярных откачиваниях, он мог прожить от силы еще несколько месяцев, а вне больницы и вовсе погиб бы за считанные дни. Сам Углов таких операций еще ни разу не делал, а перевод куда-то еще больной не выдержит, да и не возьмет никто такого.
Два с лишним месяца пытались терапией улучшить состояние больного - ничего не вышло. И тогда Углов все-таки решился. Операция, хотя и с массой трудностей, прошла успешно, но больного сняли со стола еле живого. Началась стадия выхаживания... Любое осложнение могло погубить Павла. Для него добывали в роддоме плацентарную кровь (из пуповины, которую после родов все равно выбрасывают), имевшую куда лучшие свойства по сравнению с обычной донорской. Постепенно началось улучшение...
 Через полтора месяца после операции Павел был вполне здоров и потребовал его выписать. Потом прислал письмо, что ни на что не жалуется, работает лесорубом (!), "срубил" новую избу. Потом сообщил, что теперь он каменщик на стройке, научился танцевать, женился (похоже, в город переехал - "крестьянам не давали паспортов" и т. д.).

Тут я писал о парне тоже из деревни, пришедшем с войны с туберкулезом, которого в те же годы лечили 7 лет (!) - то в больнице, то в санатории на море. И выходили-таки. В 2012 г. ему было 86 лет - неплохо для туберкулезника.

Мемуары хирурга

Мемуары питерского хирурга Федора Углова. О войне и блокаде
Как больные, лежавшие после операций, узнав о нападении фрицев, требовали немедленно их выписать, а часть прямо из клиники пошла в военкоматы.
Как фрицы прицельно бомбили госпиталь, несмотря на огромные красные кресты на крыше (причем, ни военных объектов, ни предприятий поблизости не было). Как тяжелые бомбы пробивали все здание, от крыши до подвала, убивая и калеча укрывавшихся там раненых. Как однажды во время операции взрывом начисто снесло стену, так что "открылась" улица, а хирургов и раненого засыпало пылью.
Как вчерашняя студентка Головачева Ольга воевала в морской пехоте, где не только раненых таскала, но и в атаки бегала.
Как раненые все приставали к врачам, когда смогут вернуться на фронт, нельзя ли, мол, поскорее (а раны-то заживали плохо, из-за скудного питания). Как у одного почти не двигалась рука, ему сказали, что хирургия тут бессильна, тебе положен "дембель" по инвалидности, но есть шанс самому "разработать" руку, хотя это трудно и очень больно.  Он тут же принялся разрабатывать (гантели не было - рывком поднимал табуретку), даже ночью, рубцы рвались, хлестала кровь, мучали боли.... Но через несколько  месяцев движения восстановились и чел вернулся-таки на фронт, где и погиб.
Как мужику пробило голову при бомбежке, его заметил председатель райисполкома и вместе с еще кем-то довел (дотащил) до госпиталя, чем и спас.
Как санитарка потеряла карточки и уже готовилась к смерти, но раненые единодушно решили уменьшить свои пайки ... на 5 грамм хлеба в день, чтобы прокормить ее.
А вот симулянтов за 4 года войны Углов видел ... в количестве 1 шт. Пожалев, его не отдали под трибунал, а заставили идти к начальству - проситься на фронт.
Никто не хотел воевать за кровавый режим...
Но, может, автор врет? Лезем на "Память народа" и видим там ту самую Головачеву (в наградном листе и про ранения написано).

"Мрут, как мухи"

В ходе очередного обсуждения в ЖЖ брехни насчет "выселения инвалидов войны на Валаам" один русофоб привел следующее:
"в палатах размещено по 20-30 человек... из-за недостатка, а точнее - из-за полного отсутствия медикаментов для борьбы с туберкулезом, молодые участники войны мрут как мухи" - и сослался на ЦГАИПД СПб, ф. 25, оп. 12, д. 435, с. 11. На вопрос, где он видел этот документ, стал невнятно мычать, мол, в книге какой-то, точно не помню (но при этом архивные реквизиты затвердил назубок, ага).
...То самое дело д. 435 называется "Справки отдела о выполнении постановления бюро (Ленинградского) Горкома ВКП(б) от 26.06.1946 года "Об улучшении медицинского обслуживания и долечивания инвалидов Отечественной войны" и от 13.11.1946 года "О трудоустройстве демобилизованных офицеров", о трудовом устройстве и материально-бытовом обслуживании инвалидов Отечественной войны и семей военнослужащих по другим бытовым вопросам". 1947 г. - т. е. из этого самого дела следует, что кровавый-то режим не только никуда инвалидов не выселял, а наоборот - стремился улучшить их положение. Но русофобы, понятно, оттуда выдирают и смакуют исключительно "компромат" (который, может, и не подтвердился при проверке жалоб, или по ним были приняты меры), а обо всем остальном - молчок.
Я в свое время писал о двух инвалидах войны, пришедших с нее с туберкулезом - Красюкове и Арбатове. Первый дожил (как минимум) до 86 лет, второй - до 87. Красюков писал, что его лечили 7 лет - то в больнице, то в санатории на море...
Теперь насчет лекарств от туберкулеза. Первое из них - стрептомицин - впервые получен в США в 1943 г., после исследований и доработки начал использоваться там в 1946 г. В СССР же технология получения стрептомицина была разработана в 1945-1947 гг., первое использование - 1948 г., причем требовалось еще запустить промышленное производство. Так что в 1947 г., к которому относится цитата в начале поста, лекарств от туберкулеза действительно еще не было, и среди больных была высокая смертность (о чем пишет в мемуарах и Арбатов), несмотря на все усилия кровавого режима.

Кстати, о том, как "союзнички" просто мечтали помогать СССР:
"в 1942—1943 годах пенициллин в СССР производили в ограниченных количествах, что сдерживало широкое использование антибиотика на фронте. ...отсутствие собственной технологии и засекреченность технологических процессов производства в США и нежелание предоставить или продать Советскому Союзу научно-техническую документацию.....была направлена в США делегация для приобретения лицензии на производство препарата. В результате переговоров за лицензию была запрошена очень высокая (по тем временам) цена — 10 млн долларов.  Было решено купить её. Однако когда советская делегация готова была подписать соглашение, её членам сообщили, что цена будет не 10, а 20 млн долларов, т. е. американцы запросили за лицензию сумму, равную стоимости всех построенных в США к концу 1944 г. предприятий по производству пенициллина. В результате обсуждения этого вопроса в Правительстве было решено заплатить и эту сумму и закупить лицензию. Однако вновь последовали отказ на продажу нам лицензии и новое повышение цены на неё." (отсюда)