Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Верхний пост

Никогда писать о себе не приходилось, поэтому попробую просто объяснить, чем я занимаюсь в ЖЖ. Как Вы знаете, еще лет 35 назад начались "разоблачения" в стиле "Жданов в блокаду жрал персики и пирожные", "СССР сам хотел напасть на Германию", Сталин (Жуков, Буденный, кто угодно) сказал "бабы еще нарожают", победили только благодаря морозу и ленд-лизу, "пили бы баварское" и т. д. Продолжается это и по сей день, причем касается не только прошлого, но и настоящего (кричат, например, что в РФ до сих пор "все архивы закрыты", но при этом на простой вопрос, в какой архив тебя не пускают, еще не разу не получил от крикуна внятного ответа). И вообще, мол, в "этой стране" все всегда и везде "плохо" и "неправильно".

Подобные вопли звучат много лет из каждого утюга, причем, кроме множества платных пропаганд..ов, их повторяют и одураченные ими ранее граждане. Пропаганд..ов же явное засилье, они хорошо организованы, причем возражения они трут, а их авторов банят. С другой стороны, участвуя в бесконечных интернет-спорах, невозможно помнить факты и пруфы по всем обсуждаемым темам. Нужно где-то их собирать и хранить.
Ну и стал я потихоньку, в свободное от работы и семьи время, анализировать и проверять всякий "компромат", причем всегда оказывалось (особенно по мере развития инета), что "разоблачения" ничего общего с реальностью не имеют, а состряпаны с использованием всяких фейков, голословных утверждений, выдачи слухов за доказанные факты, передергиваний, а то и прямой лжи. Об этом я и пишу.

Первое время я уделял много внимания наглому "историку" Солонину, но тот, во-первых, "сдулся" и давно уже почти ничего не пишет (разве что повторяет прежнее вранье), а во-вторых, встречается масса и иной клеветы, например, на ленинградскую блокаду...
Как это ни странно, при всей массовости и организованности клеветников - чем дальше, тем больше людей знает цену их "разоблачениям". В чем, наверное, есть и (очень небольшой) мой вклад...
promo glavsnab march 3, 13:27 12
Buy for 10 tokens
http://labas.livejournal.com/858074.html "...стало горько что Ю.Л.Латынина вынуждена пользоваться услугами каких-то сомнительных посредников. Вот, написал ей письмо: Юлия Леонидовна. Являясь давним поклонником Вашего таланта, я очень рад тому, что Вы снова и снова обращаетесь к…

"Миф об обороне" (!)

  Продолжаю про клевету на блокаду от некоего Лурье, считающего оборону Ленинграда "мифом":
1. "Во время блокады в Ленинграде умирало от 7 до 12 тысяч человек в день" - это вранье. Блокада - 872 дня (а если считать не до полного снятия, а только до прорыва, то на год меньше, т. е. дней 500). По Лурье, "умерло" от 3,5 до 6 млн, при довоенном населении Питера 3 млн (многие из которых эвакуировались либо ушли на фронт). Реальное число умерших - миллион примерно. Даже в самые тяжелые месяцы (вроде января 1942) умирало ок. 100 тысяч (в месяц), потом смертность стала падать и к осени 1942 снизилась почти до довоенной. Ну и с началом блокады голод и холод, естественно, настали далеко не сразу.
2."В городе не было канализации, воды, электричества, не ходил транспорт, было только радио." - опять же,  только в самый тяжелый период. С весны 1942 началось восстановление. В апреле пустили трамваи.
3. "дата начала эвакуации. Если бы она началась в ноябре, а не 21 января, вероятно, было бы спасено еще 300 тысяч человек" - на самом деле эвакуация началась в июле 1941 (еще до блокады).
А что в ноябре того года на Ладоге начался ледостав (и возить по воде было уже нельзя, а по льду еще нельзя), это, понятно, мелочи.
И что в том же ноябре фрицы заняли Тихвин, перерезав единственную ж/д, идущую к Ладоге (хотя до озера она не доходила). И возить пришлось со станций за 200 км от озера, причем дорог туда не было, одни проселки. В декабре, правда, Тихвин отбили, но надо было еще восстановить ж/д, включая два моста.
4. "оборонная промышленность требовала цветных металлов: в город ввозили продовольствие взамен на металл и готовую продукцию ленинградских предприятий" - вранье.
5. "Жданов был человеком робким и больным, у него был диабет, проблемы с сердцем, и поэтому он не вылезал из бомбоубежища Смольного и честно говорил, что боится бомбежек." - откуда это "известно" и какая связь между диабетом и бомбоубежищем? Смольный был замаскирован, и масса людей бывала в блокаду в кабинете Жданова, на третьем этаже Смольного (а вовсе не в подвале каком-то).
  Далее автор вещает про "Ленинградское дело" (1949-1952), не имеющее к блокаде прямого отношения (но как же не приплести репрессии). Воспевает "труды" Ярова и Ломагина. Возмущается празднованием годовщины снятия блокады ("когда во время 75-й годовщины блокады я вижу раздачу гречневой каши, разодетых в военную форму детей и пляски, мне кажется, что я нахожусь среди сумасшедших").
  Я думал, что Лурье этот - борзописец какой-то, вроде Латыниной, ан нет - он кандидат исторических наук и преподает историю (!) в гимназии, им же якобы основанной. Сильно подозреваю, что после такого обучения выпускники твердо убеждены в необходимости каятся перед "европейскими гуманистами" вроде Маннергейма и фон Лееба.

Тещин дом (дополнение)

Начало - см. предыдущий пост.
Сравнение Больных блокады Ленинграда с Мальтой - столь же неуместно и дико, как сравнение Солониным с "блокадой" Западного Берлина. Впрочем, сравнивать попу с пальцем - любимое занятие "разоблачителей".
"Борцы с режимом" обычно визжат, что Ленинград - не остров, южное и западное побережье Ладоги оставалось советским, "значит", со снабжением по Ладоге не было-де никаких проблем... Ну, а такие мелочи, как отсутствие портов, подъездных путей (в наиболее тяжелый период ближайшие ж\д станции, с которых велось снабжение, находились за 200 км от озера, причем дорог к ним не было, одни заснеженные проселки), нехватка судов, действия люфтваффе, осенние шторма и ледостав\ледоход (когда невозможно возить ни водою, ни по льду) - это, понятно, не заслуживающие внимания мелочи.
Мальта же, как известно, остров (точнее, архипелаг). Портов там несколько. Море не замерзает. Если зима 1941\1942 выдалась суровой и блокадники гибли не только от голода, но и от холода, то на Мальте среднегодовая температура - плюс 20. А описываемый Больных "продовольственный кризис" там был и вовсе летом (операция "Пьедестал" - это август 1942). Отсюда вытекает, что отопление не требовалось, а для прокорма можно было использовать и местные ресурсы (два урожая в год). И, чтобы рыбу ловить в окрестных водах, долбить лед не надо было. Под Питером же осенью 1941 собирали на полях верхние капустные листья ("хряпу")...
Далее. Трехмиллионному Питеру (с учетом военных) для выживания требовалось около 1000 т муки в сутки (в самый тяжелый период завоз падал до 100, а то и 50 т в сутки, отсюда и огромная смертность). На Мальте же народу было раз в 10 меньше. Т. е. достаточно было одного судна в неделю (не обязательно возить именно муку, можно и покалорийнее продукты). Вражеские подлодки и самолеты постоянно контролировать окрестные воды никак не могли. Даже в осажденный Севастополь суда ходили почти до самого конца, хотя подступы к порту были заминированы и приходилось пользоваться узким проходом. Можно вспомнить и "токийский экспресс", о котором пишет тот же Больных - японцы на отдаленные острова доставляли войска и грузы на эсминцах (используя их высокую скорость и ночь). У англичан эсминцев тоже хватало...
Словом, никакого голода (от которого хоть кто-нибудь бы умер) на Мальте не было, да и быть не могло. Много пишут, мол, Мальте грозил голод, но конкретики никакой.

Саночки

В предыдущем посте я опровергал измышления о блокаде, опубликованные в газете "Ведомости" П. Аптекарем (pacha_aptekar).
Вот еще цитата:
"...первые подводы с грузом прошли по льду 22 ноября), эвакуационная комиссия во главе с председателем горисполкома Петром Попковым начала свою работу тремя днями раньше."
Типа, кровавый режим только в конце ноября удосужился создать эвакуационную комиссию. На самом деле - 27 июня (документ), т. е. уже на 6-й день войны.
"Походным порядком (в декабрьские и январские морозы!) и неорганизованным автотранспортом за период с конца декабря до 22 января 1942 г. эвакуировано 36 118 человек... Как это происходило, рассказал один из очевидцев, Георгий Макогоненко: "Матери и жены, едва державшиеся на ногах, спасали своих детей и свалившихся с ног мужей. Закутав и запеленав их всем теплым, что было в доме, усадив их на салазки, они начали свой страдный путь <...> Их не пускали на лед, терпеливо объясняя, что не дойти им до другого берега <...> Отчаявшиеся умудрялись самовольно уходить и через нас — другие замерзали в пути». Так было в декабре 1941 г., так продолжалось и в феврале 1942 г.: "Везут за собой саночки, в саночках — ребятишки, ребятишки замерзнут, мертвые <...> а мать все везет, пока сама не упадет или пока ее не подберут" («Блокадная этика»).
Книга Ярова "Блокадная этика" для Аптекаря - кладезь "знаний" о блокаде. Беда в том, что Яров такой же историк, как и Аптекарь - т. е. разоблачитель и собиратель "компромата"...
Так вот. Питер находится НЕ НА ЛАДОГЕ. Даже сейчас от кольцевой дороги (которой в 41-м не было) до берега озера - километров 30 по прямой. А 70 лет назад (город тогда был меньше), да по дорогам - все 50 км наберутся. В отчете об эвакуации (на второй странице) действительно указано 36118 чел., но с припиской "население не Ленинграда" (возможно, какие-то местные жители пытались пересечь озеро пешком или "голосуя" проезжавшим машинам). Очевидно, что даже вполне здоровому и крепкому человеку очень непросто перейти огромное озеро по льду, на сильном морозе и при ветре, не зная (!) дороги. А уж истощенному, да еще волочащему за собой санки с детьми... Не говоря уж о том, что от Питера до берега Ладоги тоже еще как-то добраться надо.
Макогоненко - в данном случае сомнительный очевидец. Он не служил на западном берегу Ладоги, а работал в питерском радиокомитете. 5 декабря был командирован за Ладогу. По дороге туда чуть не утонул в озере (это к вопросу о возможности массовой эвакуации в тот период), и потому обратно предпочел лететь самолетом ("Блокадная книга"). Т. е. на западном берегу озера он был один раз, да и то проездом. Скорее всего, повторяет то, что не сам видел, а от кого-то слышал. И, кстати, цитату-то честнейший историк Яров "зачем-то" переврал. Макогонеко писал: "умудрялись самовольно уходить и через час-другой замер­зали в пути…" (у Ярова вместо "через час" написано "через нас", будто Макогоненко находился на каком-то КПП).
Вторую цитату (про февраль) Яров якобы нашел в некоей книге Берггольц "Встреча" (где и когда изданы цитируемые им книги, сей доктор истерических наук "почему-то" не сообщает). "Встреча" - это ее стихотворение 1934 г.:
"На углу случилась остановка,
поглядела я в окно мельком:
в желтой куртке, молодой и ловкий,
проходил товарищ военком."

(и т. д. - одинокой, видимо, женщине прохожий с первого взгляда так понравился, что она очень хотела бы с ним познакомиться, и даже сразу пригласить к себе, строила ему глазки, но он не проявил интереса...). Еще в 2003 г. вышел некий двухтомник (там и дневники, и письма, и черновики какие-то), так один из этих томов тоже назывался "Встреча" (в сети его нет). Поди угадай, где именно Яров нарыл очередной "компромат" (сей доктор наук указывает только название книги и автора, но не сообщает издательство и год выпуска). Но в том же самом отчете об эвакуации вся процедура расписана подробно. Явиться надо было не на Ладогу, а на Финляндский вокзал, оттуда эвакуируемых везли поездом до ст. Борисова Грива (5 км от берега), где пересаживали на машины (документ, см. стр. 3). Другое дело, что и до вокзала не все голодавшие были в силах дойти. Но то, что в феврале, после нескольких месяцев (!) голода, кто-то тоже пытался пешком преодолеть Ладогу - это явная чушь. Не было ни у кого ни возможности такой, ни необходимости. Берггольц, скорее всего, и в этом случае повторяла слухи, а Яров и рад цитировать (либо он попросту переврал ею написанное).

Причины голода

В ноябре, как известно, Ладога замерзает. По воде возить уже нельзя - ледостав, а по льду возить еще нельзя - слаб. В 41-м суда ходили до последней возможности (последний рейс прибыл в начале декабря, причем пробиваться через льды пришлось чуть ли не неделю). Возить по льду стали тоже при первой возможности - сперва буерами и конными обозами, затем и машинами. Правда, поначалу в полуторку клали по нескольку мешков - больший вес лед не держал. Затем придумали цеплять к машинам самодельные сани - несколько мешков в кузове и столько же в санях... Бывали оттепели, когда лед трескался и образовывались полыньи...
Вот как выглядел первый рейс конно-транспортного батальона, сформированного на Ленфронте:
"Настоящих обозников в нем было не больше половины. Остальные — немолодые городские жители — в большинстве своем не умели даже запрячь лошадь. Одеты они были не по-зимнему — в шинелях или ватниках, в кирзовых сапогах или в ботинках с обмотками. Многие не имели шапок-ушанок, ходили в пилотках. ...лошади были сильно истощены, а фуража почти не было...
...путь преградила широкая трещина, и на поиски надежного перехода было потрачено много времени. Затем обоз попал на тонкий лед, потрескивавший под копытами лошадей. ...начали проваливаться под лед люди и лошади, появились первые жертвы. В поисках надежного льда пришлось снова петлять по озеру...
В Кобону прибыли, когда уже было темно. Личный состав батальона получил сухой паек, а для лошадей пришлось добывать из-под снега мерзлую траву и мох, так как никакого фуража здесь не оказалось. Погрузив на сани мешки с мукой, коннотранспортный батальон двинулся в обратный путь. Двигаться ночью было значительно сложнее и опаснее. ... люди и лошади снова стали проваливаться под лед. В некоторых местах мешки с мукой приходилось выгружать на лед и проводить упряжки порожняком, а затем переносить муку на руках и снова грузить ее на сани. "
Второе печальное событие - взятие немцами Тихвина (8 ноября). Тем самым была перерезана единственная ж/д, ведущая к южному берегу Ладоги. Базы снабжения были перенесены на станции Заборье и Подборовье, находившиеся более чем за 300 км от восточного берега озера. Причем оттуда к озеру нормальной дороги не было, одни проселки. Вот как выглядел один из ее участков:
"Дорога шириной 2,5 м, в основном проходит мелким лесом, мостов не имеется, имеет много ухабов и выбоин, пересекает на середине перегона болото протяжением 1,5 км, имеется семь крутых подъемов с уклонами 12–15°"
Более того, было вообще неизвестно, удастся ли остановить немцев за Тихвиным или они восточнее Ладоги соединятся с финнами. Много войск собрали для попытки прорыва блокады (неудачной, к сожалению), и за Тихвиным фронт держали разрозненые мелкие части да местное ополчение. Несмотря на это, было организовано строительство дороги в обход Тихвина. На морозе солдаты и местные жители расчищали снег, рубили деревья и корчевали пни. Однако, и после "реконструкции":
"На значительном протяжения дорога была настолько узка, что встречные машины не могли разъехаться, к тому же глубокий снег, крутые подъемы и спуски по незнакомой для водителей дороге приводили к частым авариям и длительному нахождению машин в пути. ... перевозки первых дней по проложенной дороге показали крайне медленную оборачиваемость автомашин. Автоколонна, отправленная из Заборья в Новую Ладогу, вернулась через 14 дней, то есть в среднем за сутки проходила 35 километров. За три дня движения только на участке Новая Ладога — Еремина Гора застряло более 350 грузовых автомашин."
 К сожалению, оба вышеуказанных критических события почти совпали по времени. Хотя 9 декабря Тихвин отбили у немцев, пользоваться ж/д поначалу было невозможно (она требовала восстановления, в т. ч. двух мостов). Ввести в эксплуатацию эту ж/д на всем протяжении удалось к 1 января. Затем (январь-февраль) были построены новые ж/д ветки - от Войбокало до берега Ладоги (ранее ж/д до озера не доходила). После этого проблема подвоза была в целом решена (в январе-феврале нормы выдачи хлеба увеличивали трижды, доведя до общесоюзных). Кроме того, из хлеба почти исчезли примеси, плюс возобновилась выдача других продуктов.
 В конце ноября, в декабре суточный расход муки упал сперва до 600, потом до 500 т. В конце ноября люди начали умирать от голода. Подвоз муки через Ладогу в конце ноября - начале декабря составлял 100-200 т в сутки. К концу декабря суточный подвоз возрос до ~ 1000 т, к концу января - 2000 т, что было уже приемлемо. В дальнейшем подвоз продолжал увеличиваться, в марте достигнув почти 4000 т в сутки.
Да, все это давно известно. Тем не менее, русофобы всех мастей, муссируя неизбежные в такой сложной и уникальной работе сбои и недостатки, продолжают уверять, что снабжать Питер было проще простого, но кровавый режим не желал этим заниматься.
Вот, например, известный нам деятель, именующий себя pravoslavnij , уверяет, что грунтовка от Заборья до Новой Ладоги и без всякого улучшения была просто отличной. Потому как (якобы) она была нанесена на довоенную карту. А кровавый режим, вместо того чтобы возить по ней грузы, занимался непонятно чем. Ну и, конечно же:
"...при всей бесхозяйственности и неэффективности советской командной системы в окрестностях Ленинграда, ключевым все-таки следует считать бездействие руководства страны и лично Сталина. Северная столица нашей Родины заплатила огромную цену за эту политику советского вождя."
А все сделанное с неимоверными трудностями - это так, пустяки. Вот если бы предвидели блокаду и заранее завезли в Питер еду и топливо лет на пять, тогда, может, и угодили бы "критикам". И, естественно, при подобных рассуждениях о причинах гибели людей фрицы (и их сообщники - финны) даже не упоминаются.

"Блокада Англии"

Одним из "аргументов" Солонина при клевете на блокаду является утверждение, что Англия-де, хоть и остров, в блокаде прекрасно провела всю войну. Это очередное сравнение попы с пальцем.
Маленькая деталь № 1: Англия - крупнейшая морская держава с многовековым "стажем". В ней хватало прекрасно оборудованных портов, не то что для обычных транспортов пригодных - но и для линкоров и "Титаников". И подъездных путей к ним. Тогда как на оставшемся в наших руках побережье Ладоги имелись (в лучшем случае) мелководные бухты да крошечные рыбацкие поселки, почти не было ни причалов, ни средств погрузки, ни подъездных путей.
Маленькая деталь № 2: Средняя температура в Англии зимой - плюс пять. Тридцатиградусных морозов, как в Питере в 41-м, в Англии не бывает вообще (а ведь блокадников убивал не только голод, но и холод). И Атлантика, в отличии от Ладоги, не замерзает зимой (т. е. замерзает, конечно, но гораздо севернее Англии).
Маленькая деталь № 3: на Ладоге судов было мизерное количество (хотя Солонин и врет обратное). Англия же и свой торговый флот имела огромный, и для поставок использовались весьма многочисленные суда нейтральных или оккупированных немцами стран.
Маленькая деталь № 4: площадь Великобритании ок. 250 тысяч кв. км., сельское хозяйство достаточно развито. Худо-бедно она могла питаться собственными ресурсами. Тогда как в блокадном кольце оказалось около 5000 кв. км. "Мощности" сельского хозяйства на этой территории заведомо не хватало для кормления огромного города и фронта. Если прикинуть плотность населения, то в блокаде (в среднем) ~ 800 чел. на кв. километр, в Англии - 200 (в 4 раза меньше).
Маленькая деталь № 5: Англия столетиями снабжалась в основном морем, тогда как до блокады снабжать Питер по Ладоге никто никогда не собирался и не пытался.

Как говорится в древнем анекдоте, а в остальном у Солонина - правда.

100500 буксиров-4

Предыдущие части: тут, тут и ​тут.
По "мнению" Солонина, наличие 60 км неоккупированного западного берега Ладоги означает, что никакой "блокады" не было (он так это слово и пишет - в кавычках), а было нежелание кровавого режима снабжать блокадный город. А все проблемы с судоходством на Ладоге - это, мол, отмазки советской пропаганды.
Между тем, в книге Ковальчук В. М. "Ленинград и Большая Земля". — Л.: Наука, 1975 (откуда Марк Семеныч выдирает "подходящие" фразы) сказано (для краткости из цитаты убрал ряд подробностей):
"5 сентября 1941 г. Военному совету фронта были доложены результаты обследования западного побережья Ладожского озера... было установлено, что годными для устройства пристаней являлись гавани Осиновец и Гольсмана. Осиновецкая гавань расположена в 500 м от железной дороги Ленинград — Ладожское Озеро и в 1,5 км от станции Ладожское Озеро. Имевшаяся в гавани для разгрузки судов деревянная эстакада сгнила. Вход в гавань и середина гавани имели глубину до 2 м, а около дамбы и остатков эстакады — всего от 1 м и меньше. Таким образом, для того чтобы в Осиновецкой гавани можно было вести разгрузочные работы, нужно было построить причалы с подъездными путями к ним и провести дноуглубительные работы, так как большинство судов и кораблей, находившихся на Ладоге, имело осадку более 2 м.
Гавань Гольсмана  расположена в 3 км от ст. Ладожское Озеро. В гавани имелась эстакада на одно судно. Глубины в гавани были небольшие и колебались от 1 до 2 м. Вход в гавань имел глубину всего 1.5 м. Третьим пунктом, где было возможно строительство причалов, являлась бухта Морье, расположенная в 5 км от ст. Ладожское Озеро. Однако к началу блокады Ленинграда никакого оборудования для разгрузки судов в бухте Морье не было.
...командование Ленинградского фронта принимало все необходимые меры для спешного строительства портовых сооружений на западном берегу Ладоги, без чего невозможны были водные перевозки.

(Ковальчук подробно излагает принятые меры - углубление гаваней и строительство причалов. Естественно, всего этого Солонин старательно "не заметил")
Далее там же:
"Транспортировка грузов в Ленинград проводилась сложным и длинным путем. До ст. Волхов грузы доставлялись по железной дороге через Вологду, Череповец и Тихвин. Затем вагоны подавались на пристань Гостинополье, где грузы переваливались на мелкосидящие речные баржи. Из Гостинополья речные буксиры проводили баржи по Волхову до Новой Ладоги, где на волховском рейде грузы перегружались на озерные баржи. Дальнейший путь барж до Осиновца проходил по Ладожскому озеру, по которому их вели озерные буксиры или корабли Ладожской военной флотилии. Из Осиновца грузы по узкоколейке доставлялись к Ириновской железнодорожной ветке, по которой они уже следовали прямо в Ленинград."
Итого - четыре перегрузки, не считая каждого этапа пути и окончательной выгрузки в Питере. Естественно, до войны снабжать огромный город столь экзотическим путем никто не пытался и не собирался. Никаких средств погрузки в большинстве пунктов не было, мешки и ящики таскали "на горбу" по шатким сходням женщины да негодные к строевой (пожилые или после ранений) солдаты:
разгр2
(подобных фоток много, только русофобы их не пиарят, это ж не "ромовые бабы для Жданова")
Не говоря уж о том, что муку требовалось доставить на хлебозаводы, выпечь хлеб (что в блокаду было связано с огромными трудностями - отключалась энергия, воду порой таскали ведрами из Невы), развести его по магазинам... Это только у Солонина на бумаге - все как два пальца...

100500 буксиров (продолжение)

Начало тут.
Наврав с три короба про "наличие" на Ладоге сотен буксиров и чуть ли не тысячи барж, Солонин и его шайка упоминают еще некое Ленинградское областное пароходство, Ладожскую флотилию и трест "Ленрыба".
"Областное пароходство" мне вообще обнаружить не удалось. Вот здесь в питерском госархиве перечень всех организаций водного транспорта, начиная с 1918 г. Никакого "областного пароходства" там не числится. Солонин то ли попросту его выдумал, то ли передрал из какой-то книги явную ошибку.
Вот еще перл:
"...если у речного флота еще могли быть проблемы с плаванием по бурным водам осенней Ладоги, то суда Ладожской военной флотилии и треста «Ленрыба» как раз для работы на Ладожском озере и были предназначены"
Типа, им шторма нипочем. Разумеется, это ложь. До войны никакой Ладожской флотилии не существовало. А с началом войны в канонерские лодки были переоборудованы гражданские суда (пять грунтоотвозных шаланд и ледокол). Грунтовозы работали следующим образом: землечерпалка ковшом достает грунт со дна и ссыпает его на шаланду; заполнившись, шаланда отходит туда, где поглубже, и там высыпает грунт обратно в водоем (для этого трюмы шаланд открывались вниз). Пересекать озеро, а тем более в шторм, им вовсе не требовалось. Да и не факт, что шаланды эти до мобилизации работали именно на Ладоге. Ледокол тоже осенью не нужен, а тем более - посреди Ладоги. Тем не менее, очевидец про них пишет:
"Нередко можно было наблюдать, как основательно нагруженные мешками с зерном "броненосцы", находясь в составе конвоя, охраняли транспорты и баржи от налетов вражеской авиации, да к тому же на буксире тянули за собой груженые баржи."
Остальные же корабли флотилии (два сторожевика и всякие тральщики) и подавно в транспорты или буксиры мало годились.
То же самое можно сказать и о рыболовных мотоботах. С чего Солонин взял, что они работали в озере в шторм? Не хочет ли он сам, в компании с Латыниной и прочими русофобами, прокатиться в мотоботе по штормовой Ладоге?
Б. С. Чероков в октябре 1941 был назначен командующим Ладожской флотилией. Прибыв в Осиновец, он увидел там такую картину:
"На рейде дымят буксиры. Они только что привели новые баржи. Но озерные глубокосидящие суда подойти к причалу не могут — мелко. К неистово раскачивающимся баржам спешат катера, мотоботы, шлюпки. Порой они совсем скрываются в волнах и все-таки причаливают к баржам. Насквозь промокшие люди выскакивают на мокрую палубу, бегут к трюмам и начинают таскать мешки. С ловкостью акробатов матросы, оставшиеся на плавсредствах, ловят мешки, укладывают их на своем суденышке. Потом, пробиваясь среди пенных гребней, направляются к причалам. Здесь их уже ожидают десятки людей. С катеров и шлюпок им подают груз. Взвалив на спину мешки, грузчики вереницей тянутся в лес, к штабелям. Волны захлестывают мостки, солдаты и матросы порой оказываются по пояс в воде, но продолжают тащить свою ношу."
Т. е. движение на мотоботе даже от причала до стоящей неподалеку баржи вызывало затруднения. Какое уж там хождение с грузом через Ладогу!
Вообще, никаких общедоступных данных о мотоботах "Ленрыбы" нет. Сколько их было именно на Ладоге к началу блокады? Как они использовались? Известно лишь, что несколько шт. в разное время входили в состав Ладожской флотилии как катера-тральщики.
Естественно, об отсутствии на западном берегу Ладоги оборудованных портов и подъездных путей к ним, о мелководье, о гибели и без того немногочисленных барж от штормов и от действий вражеской авиации Солонин старательно умалчивает ( либо объявляет все это пустяками, мол, отмазки кровавого режима).